Включить версию для слабовидящих

Рычагов Евгений

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

Потеря, И. Настоящий Человек и Журналист /И. Потеря //Новая азовская газета. – 1999. – 14 января. – С. 20.

  Евгений Федорович Рычагов родился 17 декабря 1926 года в поселке Баскунчак Астраханской области. Ушел из жизни в январе 1996 года.
  Ушел на фронт в 1941 году, закончил войну в Праге танкистом. Имеет много боевых наград, был ранен.
  Окончил исторический факультет Ростовского государственного университета.
 Прошел путь от рядового литсотрудника до редактора. Работал в городах ГуковоКаменске,Новошахтинске, в Большой Мартыновке.
  С 1973 года и до своего ухода на пенсию в конце 80-х годов возглавлял коллектив редакции газеты «Красное Приазовье».
  13 января для журналистов двойной праздник – старый Новый год и День российской печати. Каждый из пишущей братии в этот день обязательно поднимает рюмочку за своих коллег, за тех, кто был их учителем.
  Евгений Федорович Рычагов. Для многих азовских журналистов именно он стал Учителем. Справедливым, мудрым, добрым. Человеком, который всегда откликается на чужую беду. Он имел собственное мнение и не боялся говорить правду, а это, поверьте, нелегко. Многие его уважали.Некоторые боялись. К его оценкам прислушивались. А для нас Евгений Федорович был и остается эталоном Профессионала и Человека. Да, именно так: с большой буквы.
  Евгений Федорович родился 17 декабря 1926 года в Астраханской области в семье бухгалтера. Из-за неуживчивого характера отца (он был прям и смел) детство и юность прошли в постоянных переездах. Так и вспоминал впоследствии Евгений Федорович свой дом: телега и дорога. На подводе около большого сундука примостилось трое ребятишек: маленький Женя и две его сестренки.
   В 1944 году Евгений Рычагов пошел на фронт. Именно там он начал писать. Небольшие зарисовки, репортажи с места боя, литературные портреты товарищей. Его первые материалы публиковались во фронтовых газетах. После Победы Евгений Федорович решил всерьез заняться журналистикой.
   В начале 50-х годов он познакомился с Владимиром Хрущевым – веселым, честным и романтичным поэтом. Друзья, несмотря на то, что жили в разных городах (Владимир – в Ростове, Евгений – вНовошахтинске), встречались часто. Тем более что у Владимира была очень красивая и умная сестра Вера. «Помню, приехал на мой день рождения к нам домой. Было холодно – на дворе февраль. В квартире собрались мои подруги, друзья, родственники. И тут появляется Евгений. Он привез массу дорогих подарков. Я была удивлена... Затем мы долго переписывались, встречались. На его предложение я ответила «Да». Зарегистрировали мы брак в Каменске, где я после педагогического института работала в детском саду. Помню обшарпанное здание ЗАГСа и комнату с потеками на потолке», - вспоминает Вера Ивановна Рычагова.
   С приходом нового редактора в «Красное приазовье» изменилось многое. Знаменитый Фома Крючков – это идея Евгения Федоровича. Он был прирожденным фельетонистом, но высмеивание его не грубо или пошло, а иронично. Это настоящее искусство. А его очерки! Там человечность, тепло, уважение, надежда. Это Талант от Бога. И статьи: критические, аналитические – объективность и еще раз объективность. Этого не могли не признать даже цензоры советского периода.
  Для газетчиков показатели читательского интереса всегда остается тираж. Так вот, при Евгении Федоровиче тираж «Красного приазовья» стал рекордным для Азова и Азовского района – 25 тысяч экземпляров. Такого пока ни одно новое местное издание не достигло: заветная мечта. Быть может потому, что Евгений Федорович был не начальником, а старшим товарищем и коллегой. Его оценки работы могли придавить или окрылить человека. Но главное – эти оценки всегда были справедливы, а отношение к людям уважительно. Как вспоминал главный редактор «НАГ» Юрий Кислов, еще будучи корреспондентом «Красного приазовья», он однажды допустил в материале «прокол». Его вызвал к себе Евгений Федорович. Беседа была строгой и не очень приятной. Уже выходя за двери редакторского кабинета, его хозяин спокойно обнял Юрия Кислова и при всех (а дверь шефа «сторожили» многие) сказал: «Ты хороший журналист. Молодец».
   Юрий Кислов, Марина Мирошниченко, Любовь Коробко – список журналистов, для которых Евгений Федорович стал настоящим Учителем, можно продолжать долго. Каждый из них по-настоящему гордится тем, что был учеником Евгения Федоровича. К сожалению, молодому поколению азовских журналистов этого уже не испытать. В январе 1996 года Евгения Федоровича не стало. Он долго болел, перенес несколько операций. Но и болезнь не могла помешать ему приходить в «НАГ», где он работал с 91-го года, когда только стала выходить наша газета. Мы очень надеялись, что Евгений Федорович переборет болезнь.просто не могли поверить, что ему что-то не по силам. А он оказался просто человеком, но с большой буквы.
   Встречая свой профессиональный праздник, мы поднимаем бокал за Евгения Федоровича Рычагова. Мы помним о своем Учителе и надеемся – люди, знавшие его, к нам присоединятся.


Стаценко, Т. Судьба журналиста: Памяти блестящего публициста, редактора газеты «КрасноеПриазовье» Евгения Фёдоровича посвящается… /Т. Стаценко //Приазовье. – 2011. – 28 сентября. – С. 12.

   Евгений Фёдорович Рычагов был редактором «Крас­ного Приазовья» более двадцати лет. В эти годы тираж газеты поднялся до 27 тысяч экземпляров. Газету лю­били и уважали. И в этом - немалая заслуга Евгения Фё­доровича - талантливого журналиста и редактора. Его уже много лет нет с нами, но до сих пор многие азовские газетчики называют его своим учителем. В канун дня рождения нашего издания мы встретились с супругой Евгения Фёдоровича - Верой Ивановной Рычаговой, также много лет трудившейся в «Красном Приазовье».

ВСТРЕЧА

   - Мы познакомились с Евгением Федоровичем в 1953 году благодаря моему брату Владимиру, - рассказывает Вера Ивановна. – Женя работал в новошахтинской газете «Знамя шахтера». Мой брат тоже был газетчиком. Видимо, кто-то из общих знакомых дал Евгению наш адрес и, решив поступать в Ростовский государственный университет, он остановился у нас. Мне он показался очень скромным, даже скорее – стеснительным…
   Между тем, этот скромный, немного нескладный парень был не робкого десятка, и характер имел твердый и независимый. Впоследствии многие отмечали умение Евгения Рычагова отстаивать свое мнение, невзирая на лица. При этом он никогда не терял самообладания и, как правило, убеждал оппонента несокрушимой логикой. Сам Евгений Фёдорович с улыбкой вспоминал, что бескомпромисс­ным правдоискателем был его отец Фёдор Фёдорович. Таких принципиальных людей не лю­бит начальство, и отец долго не задерживался на одном месте, - семья Рычаговых немало поко­лесила по стране. В 17 лет Евге­ний стал сельским механизато­ром, а в 1944 году был призван в танковые войска. Воевал, был ранен, отмечен орденами и ме­далями. На фронте он начал пи­сать очерки и заметки, которые публиковались во фронтовой газете. Именно тогда он решил стать профессиональным жур­налистом и не изменял своему решению до конца жизни.
   Встретив Веру Хрущеву, Ев­гений понял, что нашел ту, ко­торая сможет стать спутницей его жизни. Талантливая, жизне­радостная, интеллигентная де­вушка покорила его раз и на­всегда. Она росла в дружной се­мье, обожала родителей и брата, любила читать. В их доме всегда было много подруг и друзей. В поисках себя Вера успешно поступала в разные вузы, но, по­няв, что будущая специальность ей не по душе, не раздумывая, забирала документы. И только в педагогическом институте поня­ла, что нашла свое призвание.
   - Когда мы познакомились, я ра­ботали воспитателем детскою са­да в Новочеркасске. Тогда устро­иться по специальности было не­просто, вот и приходилось каж­дый понедельник уезжать из Ро­стова на всю неделю. Встреча­лись с Женей нечасто - то в Ростове, то в Новочеркасске, в Новошахтинске, - вспоминает Вера Ивановна. - Регистрироваться ре­шили в Новочеркасске. Как сей­час, помню серые с пятнами сы­рости стены ЗАГСа. С потолка обсыпается штукатурка. За сто­лом регистратора усталая, не­приветливая женщина в накину­том на плечи пальто. Свидетели - мой брат и фотокор из «Зна­мени шахтера». А после заш­ли в ближайшую закусочную... Вот и вся свадьба. Не было ни обручальных колец, ни пышно­го свадебного платья. Но мы бы­ли молоды и счастливы. И сча­стья этого хватило на долгие го­ды совместной жизни...

СТИЛЬ РЫЧАГОВА

  Началась кочевая жизнь. Ев­гений Рычагов работал редак­тором газет в ГуковоКамен­ске, БольшойМартыновке. На­конец, его назначили на долж­ность редактора газеты «Красное Приазовье». Семья обосно­валась в Азове. Как оказалось - навсегда.
  - Евгений Федорович сумел создать творческую, деловую ат­мосферу в редакции, - рассказы­вает Вера Ивановна. - Его ува­жали журналисты, работники типографии, он умел разговари­вать с городским руководством, дружил со многими председате­лями колхозов. Я знаю об этом не понаслышке - ведь мне са­мой довелось работать в «Крас­ном Приазовье».
   У Веры Ивановны не полу­чилось в полной мере приме­нить свой педагогический та­лант. Постоянные переезды, от­сутствие вакансий, и даже тот факт, что она - жена редактора газеты, препятствовали этому. Но сидеть без дела она не мог­ла. Вот тогда и решила попробо­вать себя в журналистике. В те строгие времена это тоже оказалось непросто - для того, чтобы устроить жену в редакцию, Ев­гению Фёдоровичу пришлось добиваться разрешения партий­ного руководства.
   - Мне всегда приходилось до­казывать, что я не зря занимаю свое место, - говорит Вера Ива­новна, - Сами понимаете: работать в газете и быть женой ре­дактора - огромная ответственность. К счастью, мы никогда не давали повода для пересудов.
   Вера Ивановна с удовольстви­ем вспоминает о том времени.
   - Никогда не забуду редакционные планерки. Это была настоящая школа! Разбирался каждый материал. Хорошие публикации отмечались. Тому, кто давал «маху», доставалось «на орехи». Если честно, мы побаивались этих совещаний, но эта боязнь была сродни той, которую испытывает актер, выходя на сцену: то ли аплодисменты, то ли – провал. Недаром столько журналистов называют Евгения Федоровича своим учителем…
   При всей своей строгости и требовательности Евгений Ры­чагов обладал большим тактом и не унижал подчинённых публичными «разносами». Серьёз­ные разговоры всегда предпочи­тал проводить наедине. И после нагоняя никогда не забывал при­ободрить провинившегося кор­респондента доброй шуткой. Он всегда думал о людях. Заботил­ся о том, чтобы климат в коллек­тиве был здоровым.
   - Он очень бережно относил­ся к редакционной молодёжи - Любе Коробко, Марине Миро­шниченко, Юре Кислову, - гово­рит Вера Ивановна. - Он верил в их талант и старался вложить в них свои знания и профессио­нальный опыт.
  Руководство большим коллек­тивом занимало много времени, но Евгений Фёдорович Рычагов никогда не забывал о том, что он, прежде всего, журналист. Он пи­сал серьезные, порой острые ма­териалы, показывая при этом вы­сочайший уровень культуры сло­ва и проявляя смелую граждан­скую позицию. Его блестящая пу­блицистика неизменно имела об­щественный резонанс. Печатное слово тогда было очень весомо...
  При всей своей занятости Ев­гений Фёдорович старался быть хорошим семьянином. И у него это отлично получалось.
  - Знаете, дома мы никогда не говорили о работе, - рассказы­вает Вера Ивановна. - Мы об­суждали книги, интересные те­лепередачи. Он чрезвычайно много читал. Мы собрали пре­красную библиотеку, но этого ему было мало - он был записан во все библиотеки города!
  При этом у нас было мно­го друзей и довольно часто мы устраивали весёлые вечеринки с песнями, танцами... Я так лю­била танцевать в молодости... Евгений Фёдорович был очень заботливым, преданным, внима­тельным мужем и хорошим от­цом. Детей мы воспитывали по демократическим принципам: они росли самостоятельными, ответственными. Сами выбира­ли свой путь в жизни. Дочь Вера стала художником. Сын Сергей - реставратор. Говорят, что руки у него - золотые. Евгений Фёдо­рович гордился своими детьми. Очень любил внуков. Но всё-таки, до самого конца жизни он не мыслил себя без журналисти­ки. Уже на пенсии, тяжело забо­лев, он сотрудничал с газетами. Не мог без этого...
  Мы прожили вместе 42 года, до того последнего дня, когда мое­го Евгения Фёдоровича не стало. Уже столько лет прошло с той скорбной минуты, а мне до сих пор не верится, что он ушёл...

 

 

 

2     425    facebooklarger