Включить версию для слабовидящих

Хейердал Тур

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

Besucherzahler
счетчик посещений
 

Яндекс.Метрика

Бондаренко, Л. «Мистер Океан» и «Мисс Франция»: о Туре Хейердале /Л. Бондаренко //Азовская неделя. – 2001. – 4 октября. – С. 5.

О детстве, юности, ранних мечтах и стремлениях

    Родился Тур Хейердал 6 октября 1914 года в небольшом портовом городке Ларвике, который расположен на выходе из Ослофьорда. Среди строений выделялись деревянная церковь да кирпичная пивоварня, принадлежавшая отцу Тура. Спальня его находилась на втором этаже, что позволяло подростку подолгу, часами, сидя на подоконнике, наблюдать за рабочей суетой в гавани, куда приходила на отстой китобойная флотилия, и где каждодневно грузились морские лесовозы. По чистым ухоженным улицам, где текли родниковой свежести ручьи, цокали копыта лошадей и стучали колеса повозок.
   От отца он унаследовал безграничную любовь к природе, от матери - увлечение зоологией и бытом диких племен.Глядя на море, мечтал о далеких плаваниях, экзотических странах. Страсть к путешествиям, углубленному изучению натуральной жизни укрепилась во время учебы на естественно-географическом факультете университета в Осло. Здесь он нашел и сподвижницу в осуществлении давней вожделенной идеи, соединяющей научное, исследовательское начало с уединенностью и отрешенностью от суетного мира.

О первом опыте «возврата к природе»

   Отец поддержал дерзкий и подвижнический замысел сына как морально, так и материально, правда, средства требовались лишь для одоления пути к цели. Сложнее оказалось с родителями Лив - ей в ту пору исполнилось 20 лет, ему - 22. Объявили, что поженились, наконец, получили согласие и на отъезд в "свадебное путешествие", которое выглядело со стороны благомыслящих северян крайне сумасбродной идеей. Состояла она в том, чтобы поселиться на одном из наименее затронутых цивилизацией островов Маркизского архипелага в Тихом океане и жить здесь по образцу и подобию первобытных дикарей: без одежды, обуви, нормального жилища и элементарных орудий труда. Молодожены выдержали такое отшельничество больше года и не только не разочаровались, но были до глубины души покорены местной природой, бытом туземных племен, где нашли много настоящих друзей. Весь год шли биологические и этнографические исследования, в этот же период возникли у четы Хейердалов замыслы новых предприятий, которые, правда, выпали в основном на долю будущего "мистера Океана". Молодой этнограф, которому к этому времени исполнилось 24 года, обратил внимание, что живущие в этой местности с очаровательной природой и самобытной культурой люди как две капли воды похожи на перуанских инков, древних обитателей Южной Америки. Это и породило мысль о заселении инками островов на плотах из бальсового дерева, которая в дальнейшем послужила поводом для предприятия, ставшего беспримерным научным подвигом – путешествие на «Кон-Тики».
  В результате островного «сидения» Тур Хейердал написал книгу «Фату-Хива» по имени острова, где они находились, одно из увлекательнейших его произведений, хотя, к сожалению, не столь известное, как другие. Это были годы, когда все в его жизни было первое - первые шаги в науке, первая семья, первая написанная и изданная книга.
   Что же касается самой идеи "возврата к природе", она, по сути, реализовалась во всех его дальнейших предприятиях, экспедициях - на "Кон-Тики", "Ра", в хождениях по Индийскому (по "стопам" древних шумеров), Тихому, Атлантическому океанам, в археологических и этнографических исследованиях на островах и материках, отражалась в его книгах и научных трудах всех времен.

О нереализованных до конца замыслах и неудачах

   В оценке результатов своих достижений, открытий Тур Хейердал очень строг. При всей несомненности доказательства в результате плавания на "Кон-Тики" и полученных этнографических фактов о возможности заселения Полинезии инками именно таким путем, он не считает вопрос окончательно решенным. Очевидно лишь то, утверждает автор, что в процессе миграции населения подобный вид транспорта мог быть использован инками для указанной цели. Самая крупная неудача, которая могла стать роковой, гибель в волнах океана папирусной лодки "Ра" незадолго до достижения цели. Но чем отчаяннее ситуация, тем сильнее овладевало путешественником и ученым желание достигнуть цели. Он предпринимает новое путешествие на «Ра-II», на этот раз успешное.

О «самом большом празднике»

   - 9 мая, на День Победы, меня пригласили на встречу азовские ветераны войны. Я с радостью и удовольствием откликнулся на этот зов сердца. Честно говоря, я чувствовал себя действительно в кругу друзей, соратников, единомышленников. Было столько общих воспоминаний! С 1938 по 1945 год я участвовал в Норвежском Движении Сопротивления немецким фашистам, - рассказывает Тур Хейердал.
   Пришлось Т.Хейердалу и непосредственно участвовать в боевых операциях, оказываться на грани жизни и смерти. Был радистом, затем руководителем группы норвежцев в Швеции, которых он обучал искусству выживания в экстремальных ситуациях. Один из сослуживцев Кнут Хоглант участвовал в качестве радиста в путешествии на «Кон-Тики».
   - Поэтому День Победы, - говорит Т.Хейердал, - наш с русскими воинами общий праздник, а также - со всеми нашими друзьями, с теми, чьими руками была остановлена и сломана вермахтская машина, угрожавшая порабощением всему человечеству. Как и мои азовские друзья-ветераны, считаю День Победы самым радостным, светлым и святым праздником".
   Одним из тех, с кем познакомился и особенно подружился норвежский исследователь - один из создателей "АОМЗ" Н.Г. Васильев. Они примерно ровесники, хотя Николай Георгиевич даже немного старше. А роднит их феноменальная увлеченность своим делом, позволяющая сохранять в солидные годы силы и страсть к поиску.

О семье

   С Лив Тура связали его ранние увлечения и молодые годы. С Жаклин его свела судьба уже в зрелые годы и - на всю оставшуюся жизнь.
  Уже будучи известным всему миру писателем и ученым, он приехал в одну из европейских стран на конгресс археологов. Здесь и представили ему очаровательную, стройную женщину, выглядевшую, несмотря на серьезные годы, хрупкой девушкой. Он узнал, что на одном из конкурсов красоты Жаклин была удостоена звания "Мисс Франция". Оказалась она очень умной, обаятельной и остроумной собеседницей. Но главное открытие его ждало впереди, новая знакомая не только серьезно увлекалась археологией, но и разбиралась во многих ее тонкостях, была на уровне самых передовых современных воззрений.
  С тех пор они стали не только мужем и женой, но и вечными спутниками и сподвижниками в работе. Интересно, что и свадьба Тура и Жаклин состоялась в природном обрамлении, в Западной Сахаре. Нетерпящий никаких искусственных украшений норвежец вырезал колечки из дерева, которыми и обручил их с французской мисс местный священник в присутствии двух свидетелей. Местом постоянного жительства супруги избрали острова Тенерифе в Атлантическом океане, довольно красивые и экзотические, с видом на Пик Тэйд, упоминавшиеся в романе ЭнриБазена "Семья Резо".
  Правда, дома приходится бывать им крайне редко, по сути, их дом - вся земля, весь мир! К этому рангу причислен теперь и Азов. Один из журналистов задал Жаклин Хейердал вопрос: "Говорят, вы были "Мисс Франция"?"
   - Почему была? - мгновенно отреагировала она.
   Если у Тура Хейердала звание - "Мистер Океан" - более или менее условное, хотя, несомненно, вполне заслуженное и достойное, то у Жаклин - "Мисс Франция" - подлинное и безусловное. Так она считает, и с этим нельзя не согласиться.
  Вообще, как семьянин, Тур Хейердал человек счастливый, хотя с первыми двумя женами - Лив и Ивонной - судьба его развела. От первого брака было двое детей, от второго три дочери. Счастливый и последний брак.

О друзьях

  Друзей у Тура Хейердала много по всему свету. По-прежнему поддерживает тесную связь, участвует в совместных экспедициях с преподавателями, учеными университета в Осло, своей альма-матер. Но близких, избранных друзей, все же - единицы.
  К их числу относится Юрий Сенкевич, наш известный путешественник, телеведущий. Вместе они предпринимали в составе международных экипажей путешествия на "Ра" и "Тигрисе". Практически ежегодно встречаются в России и за ее пределами.
   Именно с подачи Юрия Александровича Тур Хейердал заинтересовался Азовом и предпринял затем к нам экспедицию. Естественно, Ю.Сенкевич не преминул во время пребывания старого друга в Азове прибыть в наш город, где произошла очередная трогательная и душевная встреча русского и норвежца.
   Самое же главное, - говорит Тур Хейердал, - последняя экспедиция дала нам не только обнадеживающие результаты, но и - новых друзей: среди преподавателей РГУ, работников Азовского краеведческого музея. Нас связывают общие идеи, дела, интересы и, разумеется, взаимные симпатии. Я нахожу здесь, на предполагаемой родине наших предков, людей, все более и более близких душе и сердцу.
   И что еще характерно, бывшие оппоненты, противники Хейердала, в конце концов становятся его сторонниками и друзьями.

О званиях и наградах

  Их у Тура Хейердала немало. Одна из наиболее значимых, всемирного ранга - присвоение звания Почетного академика в 1968 году в Нью-Йорке. Но довольно лестным он счел для себя и недавно полученное у нас звание Почетный доктор РГУ - одного из старейших университетов России, который ведет свою историю от основанного в 1869 году и эвакуированного в 1915 году в Ростов-на-Дону Императорского Варшавского университета. И все же главной наградой он считает го, что все больше людей в мире разделяют его взгляды, интересы и увлечения. К их числу прибавились за последние два года и многие азовчане, жители района и всего Дона.

О побратимских связях

  Еще во время первого визита Тура Хейердала в наш город возникла идея установления побратимских связей между Азовом и его родной Ларвикой. О том, как развивались события дальше, подробно рассказывает наш норвежский гость: "Мы договорились с тогдашним мэром г. Азова Виталием Певневым об установлении побратимских связей между нашими городами, и я лично передал его послание мэру г. Ларвика. Наш муниципальный совет рассмотрел это предложение, полностью принял его, были оформлены соответствующие документы, которые были направлены вместе с ответом мэра г. Ларвика в ваш адрес. Надеюсь, вопрос будет решен положительно".

О чувстве юмора

   Т. Хейердал отзывчив на юмор и обладает им в полной мере. О Жаклин можно рассказать то же самое, здесь они очень сходны. Удивительно живые, непосредственные и остроумные люди. Такое мнение приходилось слышать от очень многих.
  Фотографируясь у фирменного знака при въезде а Азов на фоне конных казаков, Тур Хейердал мгновенно отреагировал: "Я всегда мечтал находиться впереди кавалерии!". Взошло солнце после сильной грозы, один из встречающих заметил, что даже солнце радо приветствовать гостя.
   - Мое имя в переводе - "Бог грозы", - откликнулся тот. - А после грозы всегда бывает солнце.
  Напоминание об одной традиционной шутке в телестудии, когда вдруг "взорвался" торт и лица сидящих, в том числе его самого, оказались в густой тортовой массе, вызвало у "пострадавшего" взрыв смеха. "А виноват во всем, - тут же пояснил Т.Хейердал, - замаскированный в торте надувной шарик".
  - В школе нас учил закону Божьему священник, - вспоминает Т.Хейердал. – Меня восхитили Адам и Ева, а еще Ной с его животными. Но когда учитель начал рассказывать, как Иисус пришел на свадьбу и превратил воду в вино, я решил, что тут вкралась ошибка и поднял руку. -   Тур, - спросил он, - что ты хочешь сказать?
   Мой отец работал директором городской пивоварни, поэтому я не мог не высказать экспертное мнение.
   - Не думаю, что это было вино, - заявил я, -   скорее всего, пиво. Оно вкуснее и полезнее для здоровья.
    Естественно, за такую дерзость "знатока" выгнали из класса.
  Благодаря неиссякаемому юмору Т.Хейердалу и его сподвижникам удавалось не терять присутствия духа на грани жизни и смерти, выходить из сложнейших жизненных ситуаций. Это качество помогает ему и сейчас, в солидном возрасте, сохранять бодрость, силу духа и распространять вокруг неиссякаемую живительную энергию.

И еще – о характере, привычках, вкусах, наклонностях

  В пище, одежде Т. Хейердал, по его собственному свидетельству и мнению многих, кто с ним встречался и общался, скромен и неприхотлив. Ему к лицу и чопорная докторская мантия, и простая рабочая спецовка. В еде он также не делает особого выбора - будь то изысканные блюда или грубоватая пища.
  В теплой компании употребит стопочку водки, но предпочитает все же хорошее пиво. Его общительности, когда он не поглощен до самозабвения процессом очередного научного исследования, буквально нет предела, как и нет на свете человека, который бы при желании и стремлении получить доступ к нему, пообщаться с ним в этом автор этих строк неоднократно убеждался на собственном опыте), не достиг бы этой цели. В то же время это человек, абсолютно не зашоренный и непредсказуемый, не укладывается ни в какие рамки и протоколы. Он действительно готов прислушаться к мнению каждого, в том числе противоположному собственному, но для него нет на земле авторитетов, которые побудили бы поступить вопреки его убеждениям. Да и просто - по определенным, навязанным извне правилам.
   Именно таким открытым и непредсказуемым, предельно доступным и вечно загадочным предстает перед нами уроженец небольшого портового городка на выходе из скалистого фьорда, носящего имя северной столицы скандинавской страны. Вечный мечтатель и великий труженик.


Азовский поход Хейердала: интервью со старшим научным сотрудником музея-заповедника Николаем Фомичёвым //Наше время. - 2009. - 9 октября.

  Если бы знаменитый путешественник и археолог Тур Хейердал дожил до сегодняшнего дня, свое 95-летие он мог бы встретить в Азове. О том, чем так манил его этот город, рассказывает выставка, открывшаяся в канун юбилея Тура 198Хейердала в Азовском историко-палеонтологическом музее-заповеднике.
   Ну а мы попросили напомнить о связанных с Азовом его надеждах и версиях старшего научного сотрудника музея-заповедника Николая Фомичева.

— Николай Михайлович, так что же этот всемирно известный норвежец искал в наших донских краях?
    — Следы легендарного города Асгарда, который называют столицей скандинавских богов.
   Когда-то исландский историк Снорре Стурлусон, опираясь на языческие скандинавские мифы, составил генеалогию норвежских королей. Из того, что он обобщил и проанализировал, следует, что в древности к востоку от Дона обитали племена асов, вождем которых был Один, а в низовьях Дона — племена ванов.
   Асы и ваны долго враждовали друг с другом, но потом примирились. Часть объединенного племени Один увел в Скандинавию. Там он покорил местное население, а после смерти был обожествлен и в конце концов стал почитаться как верховный бог германских племен.
   Но братья Одина, а также другая часть асов и ванов остались в наших краях и даже будто бы не утратили родственных связей с ушедшими в Скандинавию.
    В работах скандинавских историков 19-го века можно прочесть о том, что Один был по происхождению алан, а готские племена, занявшие потом Северное Причерноморье, отправились сюда в поисках своей прародины.

 — А донские ученые связывали существование Асгарда с нашим краем?
    — Такую идею высказывал много лет назад крупный донской археолог Михаил Миллер. Но в годы Великой Отечественной войны он ушел с «немецким обозом», поэтому и его имя, и его идеи были преданы забвению.

 — Хейердалу удалось найти что-то в пользу своей версии?
     — Она не подтверждена, но и не опровергнута. Вопросов, разумеется, больше, чем ответов.
   К примеру, о племени асов сообщалось еще в трудах античных авторов. А вот существовали ли ваны? В низовьях Дона в те времена жили меоты. Может быть, это они имеются в виду? А, может, это — одно из этнических племенных самоназваний, не дошедших до наших дней?

 — А что насчет Асгарда? Ищут его где-нибудь, кроме окрестностей Азова?
    — У Азова тут немало конкурентов. Одни исследователи считают, что следы Асгарда найдены на территории современной Туркмении возле Ашхабада. Другие пишут, что их обнаружили в Малой Азии.
   Есть и такая версия, что Асгардом какие-то обитавшие здесь племена называли Танаис. Этот список можно продолжить.

 — Николай Михайлович, вам довелось общаться с Хейердалом. Каким он вам запомнился?
    — Тур был энергичен и бодр, несмотря на преклонные годы. Сам он уже не копал — работал над книгой, но нередко спускался в раскоп, живо интересовался находками археологов.
   Что в нем удивляло, — так это сочетание глубокой эрудиции с каким-то по-детски радостным восприятием мира, светлой детской верой в существование того же Асгарда, который, если очень захотеть, то можно найти.

 — После того, как Тура Хейердала не стало, его соотечественники продолжали в Азове поиски прародины Одина?
     — Они работали у нас еще один полевой сезон, но потом, видимо, финансирование этого проекта прекратилось.
   Однако и еще через год у нас снова были гости из Норвегии, но уже не археологи, а путешественники, ребята из Географического общества.

 — Назовите артефакты, которые бы подтвердили, пребывание здесь Одина, — сказали они.
    — Ни меча Одина, ни копыта его коня мы вам представить не сможем. Но зато для каждого из вас найдем среди азовчан двойника,  — это ли не свидетельство нашего древнего родства, — пошутили мы.

 — На кого же я похож? — попросил конкретизировать один из норвежских путешественников.
    — На Емелю — героя русских сказок, — ответил переводчик.
    Больше в Азов они не возвращались. Наверно, ищут следы Одина в каком-то другом месте.
   — Или увлеклись чтением русских сказок… Николай Михайлович, а мне вот вспоминается характеристика Хейердала, данная ему одним из его западных коллег: «Это был гениальный шоумен. Каждое его путешествие — будь то поездка на остров Пасхи или плавание на лодках, построенных по древним чертежам, сопровождалось великолепной пиар-кампанией». Проживи он дольше, наверно, и об Азове услышал весь мир?

 — А как современному археологу не быть хоть немножко шоуменом? Финансирование археологических работ тесно связано с общественным интересом к раскопкам.
   Я думаю, если бы поисками Асгарда в Азове Тур занялся лет на десять-двадцать раньше, и об этом говорил бы весь мир. Об азовском путешествии Хейердал успел написать лишь главу, которую включил в один из своих обширных трудов. Но и это вызвало за рубежом большой интерес.
   …Найдут ли когда-нибудь в Азове следы пребывания легендарного Одина — все еще вопрос. Но то, что в истории этого города свой след оставил наш выдающийся современник Тур Хейердал, — это безусловно.


Бондаренко, Л. Боги и люди: что нашли и что учредили в нашем городе Тур Хейердал и его сподвижники /Л. Бондаренко //Азовская неделя. – 2001. – 22 ноября. – С. 5.

«Азовское сидение» Т. Хейердала и его сподвижников длилось без малого два месяца.

   И вот долгожданный, хотя, разумеется, пока еще предварительный итог. Представился он вниманию многочисленных центральных и местных журналистов в ростовском «Интуристе» на проведенной специально пресс-конференции. С основным сообщением выступил сам главный инициатор экспедиции, он же ответил на большинство из заданных вопросов. А в результате обозначился сюжет очередного захватывающего историко-приключенческого романа, главным героем и автором которого явился неутомимый и все еще юношески пытливый 87-летний норвежец. Вот несколько фрагментов.

Кто такой Снорри?

  Полное имя – Снорри Стурлусон. Можно назвать его простым исландским историком, можно еще специалистом по расшифровке карт и текстов, можно и книжным червем, кабинетным исследователем. Главное же, это был человек по своему времени широчайшей европейской культуры и эрудиции. Снорре окончил соборный университет в Париже, который считался в 1200 году «университетом университетов». Он имел доступ к уникальнейшим источникам древней культуры – летописям, морским картам, археологическим находкам.
  В 800-е годы новой эры Скандинавия объединилась в единое государство. Но история ее началась отнюдь не с этого момента. Стурлусон исследовал и описал 31 поколение королевских династий своей страны. Есть у него упоминание и об О’дине, который считается богом викингов. В то же время "настоящий", общепризнанный бог викингов - Тор. Два бога? Скорее всего, просто О’дина, выдающегося предводителя, вождя обожествили после смерти, как это бывает у многих народов, в том числе у славян, русских.
  Снорре, исследуя источники древней культуры, и прежде всего, исландские летописи, саги, навел более поздних исследователей на мысль, что О'дин – лицо реальное, король королей, основатель династии норвежских монархов. Более того, именно О'дин – тот самый предводитель, который привел будущих скандинавов на их теперешнюю землю с "земли обетованной", где жили они раньше. А находилась та земля далеко на юге, и покинули ее предки нынешних норвежцев и шведов не по собственной воле, а в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств.

Почему именно Азов?        

  "Город тот находился в устье реки Таны, на восточном берегу". Так в более или менее вольном переводе можно представить свидетельство Снорре о расположении города, являющегося столицей той благословенной земли, откуда ушли потом ее обитатели на далекий север. Ученый указал более или менее точно дату, когда это произошло - 60-е годы до новой эры. Именно в этот момент произошло нечто экстраординарное. Судя по историческим источникам, скорее всего, исход связан с нашествием римлян. Именно в этот отрезок вре­мени понтийский царь Митридат в содружестве с ме­стными племенами (воз­можно, также и с О'дином) пытался дать римлянам от­пор, но потерпел поражение и покончил жизнь самоубийством.
  Из литературных, исторических источников известно также, что в тот период на реке Тане – древнее название Дона – жили асы и ваны, местные народы, которые постоянно между собой враждовали. Наконец уста­новили мир и для утверж­дения дружбы обменялись вождями. Один, бежавший перед тем из римского пле­на (возможно, даже был гладиатором вместе со Спар­таком), стал королем асов. Благодаря исключительным данным, таланту предводи­теля и установившейся дружбе народов, расширил свои владения до нынешней Турции. Во всяком случае Тур Хейердал и его сорат­ники нашли несколько лет назад на территории Азер­байджана, Грузии уникаль­ные селения обособленно живущих людей, которые называют себя поныне "люди О'дина". Откуда, как, почему?
   А столицей своей О'дин сделал главный город асов, местонахождение которого, по указанию Снорре, распо­лагавшего, как мы знаем, уникальнейшими по тому времени географическими картами, совпадает с древ­ней частью нашего города. Плюс к тому созвучие в наименованиях: город Аз-гард, храм в его сердце - Аз-хов и процветавший в сиих же местах ордынский град Азак. Не слишком ли много совпадений?
  Сомневающихся, скепти­ков по поводу новой теории Тура Хейердала о наших общих корнях в отношении земли и народов немало - и на его родине, и у нас. Но ведь и первые его шаги в науке, исследованиях, путе­шествиях вовсе не прохо­дили под гром оваций и во­сторженный рев толпы, как у иных современных поп-звезд. Сопровождали его также "сомнительные" в то время для обывателей шаги в науку лишь раскаты небесного грома да грозный рев океанских волн, утопивших одну из его лодок и заставивших спасаться в двух шагах от цели на утлом плоту.

От «Кон-Тики» до Крепостного вала

  В 1947 году, через два года после окончания миро­вой войны, мало кому еще известный норвежец Тур Хейердал на плоту из южно-американского дерева бальса стартовал в океан от берегов Перу. Он проплыл на бальсовых бревнах, пере­секая Тихий океан, восемь тысяч километров и фини­шировал на островах Туамоту, доказав возможность за­селения островов Полине­зии выходцами из Южной Америки.
  22 года спустя, в 1969 году, Тур Хейердал организует экспедицию на папирусной лодке "Ра" с международным экипажем, в составе которого был, как известно, наш врач Юрий Сенкевич.
  И вот еще через 30 лет новая экспедиция - к нам в Азов. Одно из мест раскопок непосредственно в районе Крепостного вала, где глубина "шурфа" дос­тигла почти 8 метров.
  Были ли сенсационные находки? И да, и нет. Напри­мер, турецкого золотого коня, о чем так муссирова­лись слухи (чуть ли не де­лали "открытие", что нор­вежский исследователь прибыл к нам именно за этим). Одна из хватких к сенсациям областных газет писала накануне о найден­ных азовскими археологами многих килограммах золо­тых монет. Они были не да­леки от истины (в смысле килограммов), правда, речь идет не о золотых, а о золотоордынских монетах. Раз­ница, согласитесь, значи­тельная.
   Большинство же предметов, оказавшихся в поле зрения международной экспедиции в Азове, обычного археологического свойства. Это предметы утвари, обихода, украшения и другие свидетельства о жизни людей тысячелетней давности. Их предстоит еще долго исследовать, изучать, сопоставлять с находкой иных времен и мест, а также данными и открытиями других наук. Это долгий, кропотливый труд, и недаром Тур Хейердал объявил о создании в Азове международного исследовательского центра, которому хватит работы на годы, а возможно, и на века.

Так кто же открыл Америку?

   На один из журналистских вопросов, в котором проскво­зило сомнение о достижении экспедицией цели, Тур Хей­ердал со свойственным ему полемическим задором и юмором ответил так:
   - Несколько лет назад в Америке было сделано от­крытие. На северо-восточ­ном побережье, в районе Нью-Фаундленда, была най­дена округлая металличес­кая пряжка с особым ор­наментом. Исследования показали, что принадлежала эта пряжка викингу, побы­вавшему на этом побере­жье... тысячу лет назад, то есть задолго до того, как Ко­лумб открыл Америку. Сен­сационное открытие послу­жило поводом к пересмот­ру исторических канонов.
   Так вот в Азове, добавил, улыбаясь, норвежский уче­ный, найдено сразу три та­кие пряжки. Значит, и дока­зательства о пребывании предков скандинавов на этой земле втрое весомее. Надо заметить, что найден­ные в Азове подобные предметы одежды гораздо старше, что удалось уже оп­ределить, чем найденные в самой Скандинавии. Чем не блестящие перспективы дальнейших исследований и открытий? Чем не увлека­тельные захватывающие страницы еще не до конца написанного историко-приключенческого романа, глав­ным героем которого явля­ется недавний гость наше­го города?


Бурлака, В. Тур Хейердал в Азове /В. Бурлака //Азовская неделя. – 2009. – 21 октября.

  6 октября исполнилось 95 лет со дня рождения известного путешественника, ученого, писателя Тура Хейердала. Открытия на острове Пасхи, путешествия через океаны на лодках «Ра» и «Тигрис» сделали его популярным во всем мире и очень знаменитым в Советском Союзе.
  Последние  экспедиции Тура Хейердала связаны с Азовом. Азов высоко ценится в археологическом мире как уникальный археологический источник, где отложились все эпохи истории Юга России. Тур Хейердал всегда изучал связи народов, взаимодействие культур, древние миграции. Азов, Дон находятся на границе двух миров – Азиатского и Европейского. Через Дон и Приазовье тысячелетия назад шли племена из Азии в Европу. Поэтому с Доном связаны древнейшие памятники человеческой истории.
  Внимание Тура Хейердала привлекли античные поселения на месте Азова – Паниардис и Патарва, возникшие в I вдо Рождества Христова. Хейердал высказал гипотезу, что здесь, на месте Азова, мог располагаться город скандинавских богов племен Асов – Асгард.
  Исландская «Сага об Инглингах», записанная с XIII в. ученым СнорриСтурлосоном, помещает исконную Родину первых скандинавских правителей на границе Европы и Азии, у восточного берега Танаиса (Дона). Скандинавская королевская фамилия возводит свое происхождение к легендарным предкам и к вождю богов асов – Одину. Один правил в I веке до н.э. и имел, по-видимому, реальный прообраз.
  Исландские хроники свидетельствуют, что скандинавские племена асов и ванов, вытесненные с юга римлянами, прибыли на Дон. Здесь, на левобережье устья Дона, был возведен город – столица асов Асгард. Преследуемый римлянами вождь Один с частью асов покинул Асгард и ушел в Центральную Европу, где был канонизирован и превратился в бога германцев.
   Тур Хейердал говорил: «Историк XIII века Снорри сообщает, что на берегу реки Танаис живут люди, называемые «асы», и у них есть храм «хоф». Один как раз и есть вождь асов. Я посмотрел на карту и увидел на левом берегу Дона город Азов. Выстроилась цепочка Ас-хоф (храм асов) – Азов».
  На левом берегу в устье Танаиса (Дона) в I веке до н.э. (время Одина) существовали только два поселения – Паниардис и Патарва, оба на территории современного Азова.
  Для археологических раскопок в Азове была создана первая российско-норвежская экспедиция, в которой приняли участие ведущие сотрудники Азовского краеведческого музея, Ростовского государственного университета. С норвежской стороны в работе экспедиции приняли участие Тур Хейердал с супругой Жаклин Бёер, норвежский писатель, историк Пер Лилестрем, американский археолог ИоханСторфил, шведские археологи, шведские студенты.
   Два года – в 2000 и 2001 гг. – археологическая экспедиция Тура Хейердала исследовала Крепостное городище (Паниардис). Был найден жилой комплекс начала нашей эры с жилищем-полуземлянкой и очагом. На средневековых участках были сделаны важные открытия, проливающие свет на доселе неизвестные страницы в истории Азака времен Золотой Орды. Быть может, будущие археологические раскопки позволят обнаружить материал, подтверждающий удивительные совпадения сведений из скандинавских саг и событий Донской истории.
   Тур Хейердал говорил: «Я знаю многие древние археологические памятники, на которых можно найти иранскую керамику или среднеазиатскую поливную керамику, китайский фарфор или итальянскую майолику. Но я не знаю другого места на свете, где бы все это находилось вместе и в таком изобилии». Он привлек внимание мировой общественности  к Азову, возвел на заслуженный уровень значение этого города, хранящего следы пребывания многих народов.
   Многие азовчане лично видели Тура Хейердала, он с удовольствием общался с жителями города, подписывал книги. Образ этого светлого человека - очень увлеченного, сильного и деятельного -  теперь навсегда будет связан с именем Азова.


Иванова, М. Тур Хейердал /М. Иванова //Азовская неделя. – 2004. – 7 октября. – С. 3.

  6 октября исполнилось бы 90 лет неординарному человеку, ученому с мировым именем, последний проект которого был неразрывно 199связан с нашим городом.
  Имя этого человека стало известно всему миру в 1947 году. Он и пятеро его единомышленников дерзнули пуститься в плавание по Тихому океану на плоту, сооруженном из бальзового дерева. Легендарный «Кон-Тики» - копия плота южно-американских индейцев, преодолев расстояние в 8 тысяч километров, прошел по бурным водам океана от Перу до архипелага Туамоту. Успех этого безумного, по мнению многих, предприятия дал основание считать выдвинутую Хейердалом теорию о том, что заселение Полинезии могло происходить не только из Азии, как считала «официальная» наука, но и с американского континента, вполне правомерной. Следующие организованные им три экспедиции - на папирусных лодках «Ра» и «Ра-2», камышовом «Тигрисе» - продемонстрировали возможность проникновения древних обитателей Средиземноморья на территории Нового Света за тысячи лет до Колумба и древних шумеров - в Индостан и на южное побережье Аравии.
  Делалось все это Туром Хейердалом еще и для того, чтобы доказать: океаны, разделяющие материки нашей планеты, людей, их населяющих, только объединяют.
   «Я не ищу приключений ради самих приключений, - говорил ученый в одном из интервью в 1969 году. - Полнота жизни не обязательно связана с преодолением стихий - работа мысли, достижение гуманной цели украшают ее сильней. Я органически не способен считать людей, живших тысячелетия до нас, ниже себя, и мне претит, когда я сталкиваюсь с таким часто даже подсознательным пренебрежением к тем, кто жил до нас и не владел нашей техникой. Мне доставляет удовольствие щелкать по носу ученых сухарей и высокомерных гордецов. Но мотивы преодоления собственной слабости, пассивности, мотивы утверждения человеческой личности через достижения, казалось бы, недостижимого мне близки и понятны...».200

  Тур Хейердал очень любил Россию. Он прекрасно знал, что здесь он и понят, и принят: в Советском Союзе он был чуть ли не национальным героем. Более того, во время Второй мировой он, по его утверждению, остался в живых только благодаря советским солдатам. И видимо, совершенно не случайно последний его проект был нацелен на Россию: ученый проводил раскопки в Азове, ища подтверждения еще одной своей гипотезы о том, что предки современных норвежцев были выходцами из причерноморских степей.
  В первый свой визит в наш город в 2001 году в одном из интервью Тур Хейердал сказал: «Я уверен, что между этой территорией России и моей страной, Норвегией, где жили викинги - воители и путешественники, существовали крепкие связи. Все знают, что викинги приходили на эти берега, чтобы торговать, и ученым известно об этих контактах с I-IIвека нашей эры. Я пришел к заключению, что контакт произошел раньше: люди из этих мест приходили к нам, и я хотел бы определить - откуда. Убежден, что они были с юга, именно поэтому викинги так быстро находили путь сюда. Я здесь не для того, чтобы опровергать какие-то теории, я хочу найти свои факты».
   Закончив первый этап раскопок и подытожив все увиденное им в книге « В поисках Одина. По следам нашего прошлого», Тур Хейердал планировал продолжить поиски. Но судьба распорядилась иначе. 18 апреля 2002 года сердце этого удивительного человека остановилось.

Но после него останется величайшее наследие ученого, путешественника, гуманиста, просветителя и просто человека, сумевшего вызвать у всего мира огромный интерес к многообразному проявлению жизни на нашей планете.


Кашницкий, С. Последний тур Хейердала: Голубоглазые норвежцы – потомки кавказцев? /С. Кашницкий //Аргументы и факты. – 2011. - № 50. – С. 34.

   Десять лет назад известный ученый и путешественник Тур Хейердал совершил последнюю в своей жизни экспедицию. Место для нее он выбрал на юге нашей страны. Его азовское путешествие завершилось сенсационными археологическими находками.

Осетинские предки норвежцев

   Из раскопа, расположенного в центре Азова, извлекли три пряжки для плаща – точно такие имелись у средневековых викингов. Не будь инициатором раскопок знаменитый норвежец, ростовские и азовские историки, вполне возможно, решили бы: видимо, тысячу лет назад викингов какими-то неведомыми путями занесло в Приазовье. Но Тур Хейердал организовал эту экспедицию (как вскоре оказалось, последнюю в его долгой жизни) специально для того, чтобы доказать: его скандинавские предки имеют азово-кавказские корни. Выходит, не викингов занесло к Азовскому морю, а наоборот: местные воины из племени асов переселились из южнорусских степей через всю Европу к берегам Норвежского моря. И бело это на целое тысячелетие раньше времени доминирования викингов на европейском континенте – на рубеже I века до н.э. и I века н.э.
   Хейердал несколько десятилетий мечтал об археологической проверке этой догадки. В 1962 году он впервые приехал в Ростов. Потом вчитывался в труды исландского историографа XII – XIIIвеков СнорриСтурлусона, изложившего сюжеты исландских саг. Стурлусон повествовал о племени богов асов, жившем в городе Асгард: асы воевали с соседями ваннами, то побеждая их, то терпя поражения; возглавляемые легендарным вождем Одином асы, теснимые на север под ударами римлян, объединились с ваннами и уплыли на север по реке Танаис.
  Доверять мифам – дилетантская наивность. Однако романтически настроенный мечтатель Шлиман доверял – и, не будучи профессиональным археологом, с текстом гомеровской «Илиады» в руках раскопал легендарную Трою. Хейердал в этом отношении похож на Шлимана. Серьезные историки считают Одина фигурой мифологической, а потому никому не пришло в голову искать следы его пребывания на земле. Тур решил: если бы Один был богом, он бы только побеждал – боги не знают поражений. Упоминание Стурлусоном о поражениях асов привело его к мысли: Один – реально живший на земле герой, такой, как Иисус Христос, имя которого после смерти настолько обросло легендами, что его стали воспринимать как бога. Кстати, упоминание о кремации Одина, умершего в Швеции, по пути переселения своего племени на север, также свидетельствует о нем как о человеке.
  Но как мог Снорри  Струлусон знать об Одине? Хейердал исследовал биографию скальда и выяснил: в начале XIII века он учился в парижском монастыре у монаха-армянина, который мог из древних манускриптов, хранившихся в Эчмиадзине, историко-религиозном центре Армении, знать о событиях Iвека до н.э. в Предкавказье.
  Допустив, что Один – историческое лицо, тур Хейердал всю историю Азова прочел в одном ключе: Азов – это Ас-хов, где «ас» - самоназвание племени, «хов» - по-норвежски «храм», «священное место». Очень близко имени священного города Асгард, где «гард» - по-норвежски «город».

«Я нигде не видел границ»

  Когда созрела гипотеза об азовских корнях норвежцев, идея раскопок на территории Азова превратилась в конкретный план. Летом 2000 года Тур Хейердал приехал в Азов и посетил археологические раскопки, которыми руководил доцент Ростовского университета Сергей Лукьяшко.
  - Мы познакомились, - рассказывает Сергей Иванович, ныне зав лабораторией археологии Института социально-экономических и гуманитарных исследований Южного научного центра РАН, - кажется, понравились друг другу. Тур стал расспрашивать меня об асах. Я подтвердил: да, жил здесь такой народ, в русских летописях называемый осами (предками осетин). Два поселения асов на восточном берегу Дона, по времени совпадающие с Асгардом, сегодня находятся на территории Азова. Одно полностью уничтожено городской застройкой, другое, Подазовское городище, уже копали. Хейердал страшно загорелся затеять на городище повторные, более детальные раскопки. Он отложил свой отъезд из России, просмотрел все находки интересующего времени в Азовском музее и твердо решил следующей весной приступить к раскопкам.
   В апреле 2001 года Тур вместе со своим давним другом Юрием Сенкевичем приехал в Азов. Раскопки развернули в районе улицы Дзержинского, где на древнем городище сохранился участок культурного слоя периода античности. Среди находок (а их за сезоне было сделано 35 тысяч) оказались фрагменты амфор с «двуствольными» ручками и желудевидными ножками – такие существовали только в Iвеке до н.э., уже в следующем столетии их не могло быть. И – упомянутые скандинавские пряжки для плащей. Когда подобную пряжку нашли на острове Ньюфаундленд близ Канады, тотчас сделали вывод: викинги появились на американском континенте на четыре столетия раньше Колумба. Пряжки викингов, найденные на месте легендарного Асгарда, по мнению Тура Хейердала, побудят пересмотреть историю европейцев.
  Он знал, что его последние находки не вызовут восторга у соотечественников. За год до смерти ученого на родине его начали травить: как же так, голубоглазые блондины (каковым был и сам Хейердал) – потомки народа, живущего на Кавказе? К такому антропологическому плюрализму научная общественность Норвегии была не готова.
   А в низовьях Дона коллеги тура спокойно обсуждали с ним такой вариант истории.
   Николай Фомичев, археолог, ведущий специалистов Азовского музея, вспоминает:
  - Тур не раз говорил: все люди – братья, я много путешествовал по миру и нигде не видел границ. Научно доказать свою гипотезу о викингах-асах он не успел, но одно то, что он допускал ее, говорит о нем как о человеке широкого мышления, открытом новым идеям, чуждом теории национального превосходства. Именно таким он всем нам и запомнился.

 

 

2     425    facebooklarger