Включить версию для слабовидящих

Великое время Петра

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

1Заставка1

  300 лет отделяют нас от эпохи больших и спешных дел, смелых начинаний и небывалых перемен. Эпоха Петра I - один из самых важных, переломных периодов в истории Российского государства.
  Мы даже не подозреваем, как многим обязаны Петру I, который вошел в историю под именем Великого. Что бы мы ни взяли - алфавит, русский язык, газеты, дороги, одежду, еду, армию, флот и многое другое, - все это связано с его именем. Он до самого основания изменил жизнь России. Он и сам жил во благо своей страны, и других наставлял: «Делайте добро Отечеству, служите ему верой и правдой».
  Петр I был великим правителем, который и при жизни, и после смерти вызывал самые разные чувства, от восхищения до ненависти.
  Пётр Первый был выдающейся личностью, и в живописи он изображён статным, волевым, напористым. Любил ко всему приложить свои руки, был мастеровым, не гнушался труда и плотника, и строителя, хотя был царь, император Всея Руси, из династии Романовых с 1682 года и первый Император Всероссийский с 1721 года. Александр Сергеевич Пушкин о нем талантливо и емко очень написал:

То академик, то герой,
То мореплаватель, то плотник,
Он всеобъемлющей душой
На троне вечный был работник...

   В Саардаме у Петра состоялся такой разговор с одной молодой особой: "«Я вижу, ты, Питер, богат, а не простой человек!» «Я прислан сюда от московского царя учиться корабельному мастерству», - отвечал он. «Неправда! Я слышала, здесь говорят, что ты царь». – «Нет, милая девушка, цари не плотничают и так не работают, как я, от утра до вечера на работе». – «Это не мешает; сказывают, что ты учишься для того, чтобы после учить свой народ». Вот таким был Петр Великий. Он был разным, и жестоким, и добрым, но очень усидчивым и к наукам тянулся, других посылал на обучение. Был очень умным, главным достижением Петра стало решение поставленной в XVI веке задачи: расширение территорий России в Прибалтийском регионе после победы в Великой Северной войне, что позволило ему принять в 1721 году титул первого императора Российской империи. Славу Петру принесли и Азовские походы 1695 и 1696 годов — военные кампании России против Османской империи, они были предприняты Петром I в начале его царствования и закончились взятием турецкой крепости Азов. Они могут считаться первым значительным свершением молодого царя.
  А Семен Бобров в своей «Оде в торжественный день столетия от основания града Петра», таким увидел Петра Великого:

О, Первый Петр! Во всем ты первый,
Хоть кратко факел твой светил…
Но, о премудрый основатель!
Одних ли сих творец ты стен?
Одних ли сих чудес ты создатель?
Народ тобою сотворен.
Народ – трофей в трофеях главный!
А ты - России всей творец.
О, росс! Благословляй венец
Петровых стен столетия славный!…

  Поэтическими строками свое восхищение очень правильно выразила Ивлева Екатерина:

Великий Петр, царь — реформатор,
Строитель, плотник, мореход.
С его на троне воцарения
Россия славный путь ведет.
Он был тогда горяч и молод,
Стремился Русь преобразить,
Чтоб никогда ни враг, ни голод,
Ее не смели поразить.
Ему на страшны были войны:
Играя, строил он полки,
Чтоб, возмужав, с народом вместе,
Давать отпор врагам страны!
Создал он флот Отчизны нашей,
Открыл морские он пути,
И, прорубив окно в Европу,
Немало сделал для страны.
И что там шведы, Карл, Полтава —
Сумел стихию обуздать
И на Неве, им присмиренной,
Прекрасный Петербург создать!
Служил он истово державе,
Отдав все силы для того,
Чтоб, восхищаясь предков славе,
Мы вечно помнили его.

  Имя Петра I известно каждому с детских лет. Жизнь и деятельность этого человека привлекала и привлекает внимание многих деятелей культуры.
  Сведения о Петре можно почерпнуть из художественной прозы и поэзии, скульптуры и живописи, художественных фильмов и музейных собраний.
  Электронная книжная выставка поможет вам представить поистине необыкновенного правителя огромной страны: царь и корабельный плотник, полководец и простой бомбардир, великодушный и скорый на расправу, отчаянный и дальновидный. Это всё Петр Первый…

Пётр I. Честь, слава, империя. Труды, артикулы, переписка, мемуары. – М.: Эксмо, 2012.
  1Честь1Книга «Честь, слава, империя», вышла из-под пера первого российского императора Петра Великого. В ней сконцентрированы, может быть, самые судьбоносные четверть века русской истории. Здесь, как в панораме, перед читателем разворачивается грандиозная политическая и человеческая интрига царя-реформатора: от детских военных забав до превращения Московского царства в Российскую империю.
  Эпоха петровских реформ стала, может быть, самым судьбоносным временем русской истории. Замыслы и деяния царя-реформатора Петра I Алексеевича (1672—1725), прозванного Великим, – последнего царя Всея Руси и первого Императора Всероссийского – его грандиозные политические свершения и его человеческая судьба разворачиваются перед читателем как великая интрига: от детских военных забав до превращения Московского царства в мощную европейскую державу – Российскую империю. С любовью или сопротивлением, по доброй воле или по принуждению, из страха или из желания выслужиться, но огромное множество людей самого разного звания исполняло яростную волю Петра. Под его неусыпным руководством они строили флот и отвоевывали Азов, двадцать лет на суше и на море воевали со шведами, строили Петербург, разбили под Полтавой самую лучшую европейскую армию, сбривали свои и чужие бороды и по-русски неуемно веселились «на европейский манер» на новомодных ассамблеях. Что из всего этого вышло? Как ни странно, новая Россия, настолько отличная от прежнего Московского царства, что вернуть «к старине» ее не могли уже никакие усилия.
  Указы, распоряжения, деловые и личные письма Петра I, в сочетании с материалами о жизни и трудах его сподвижников, знакомят читателя с многогранной государственной, политической, военной деятельностью величайшего русского императора. Дополняют том воспоминания участников и очевидцев событий.
  Книга снабжена подробными историческими и биографическими комментариями. В книге великолепный подбор иллюстративного материала.

1Петр1

Акунин Б. Азиатская европеизация. История Российского Государства. Царь Петр Алексеевич /Борис Акунин. – М.: АСТ, 2017. – 307 с.
  Тридцатилетие, в течение которого царь Петр Алексеевич проводил свои преобразования, повлияло на ход всей мировой истории. Обстоятельства его личной жизни, умственное устройство, пристрастия и фобии стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. И если русская литература "вышла из гоголевской шинели", то Российское государство до сих пор донашивает петровские ботфорты.
  Эта книга про то, как русские учились не следовать за историей, а творить ее, как что-то у них получилось, а что-то нет. И почему.
  В данном томе четыре раздела.
 Первый целиком посвящен фигуре Петра. Без знания и понимания того, что представлял собой этот человек, трудно было бы понять, почему события шли так, а не иначе. Обстоятельства его личной жизни, черты характера, умственное устройство, система взглядов, пристрастия и фобии, даже состояние его здоровья – все эти, казалось бы, частности оказывали немалое влияние на жизнь страны, а некоторые из них стали частью национальной матрицы и сегодня воспринимаются миром как нечто исконно российское. Если русская литература вся «вышла из гоголевской шинели», то про российское государство можно сказать, что оно до сих пор донашивает петровские ботфорты.
  Второй раздел называется «События». Это последовательное, хронологическое изложение событий царствования, разделенное на 13 временных узлов.
  Третий раздел – тематический. В нем вычленены главные направления, по которым жизнь страны изменилась в ходе реконструкции.
  Наконец, в четвертом разделе дается групповой портрет членов петровской «команды» – соратников и помощников, без которых государь не осуществил бы ни одного из своих масштабных замыслов. Всё это люди сильные, яркие, дети своей эпохи и в то же время ее творцы.

Алексеев, С. Рассказы о Петре I /Сергей Алексеев. – М.: Детская литература, 2018. – 32 с.
  Сергей Петрович Алексеев – русский советский писатель. Человек, сам увлечённый историей, он увлекал ею и детей. Его удивительными рассказами зачитывалось не одно поколение мальчишек и девчонок. «Мои книги для тех, – сказал как-то однажды Сергей Петрович, – кто любит родную историю, кто гордится нашим великим прошлым, кто, став взрослым, и сам не пожалеет своих сил для создания на нашей древней земле богатого и справедливого государства».
  Читать книгу и увлекательно и познавательно, ведь речь идёт об эпохе великих преобразований, эпохе Петра I.
  Отрывок из книги Сергея Алексеева "Рассказы о Петре I": «Сено, солома!»
  Поняли русские после неудачной осады Нарвы, что с необученным войском против шведа не повоюешь. Решил Пётр завести регулярную, постоянную армию. Пока нет войны, пусть солдаты занимаются ружейными приёмами, привыкают к дисциплине и порядку.
  Однажды Пётр ехал мимо солдатских казарм. Смотрит – солдаты построены, ходить строем учатся. Рядом с солдатами идёт молодой поручик, подаёт команды. Пётр прислушался: команды какие-то необычные.
  – Сено, солома! – кричит поручик. – Сено, солома!
  «Что такое?» – подумал Пётр. Остановил коня, присмотрелся: на ногах у солдат что-то навязано. Разглядел царь: на левой ноге сено, на правой – солома.
  Офицер увидел Петра, закричал:
  – Смирно!
  Солдаты замерли. Подбежал поручик к царю, отдал рапорт:
  – Господин бомбардир - капитан, рота поручика Вяземского хождению обучается!
  – Вольно! – подал команду Пётр.
  Поручик царю понравился. Хотел Пётр за «сено, солома» разгневаться, но теперь передумал. Спрашивает поручика Вяземского:
  – Что это ты солдатам на ноги всякую дрянь навязал?
  – Никак не дрянь, бомбардир-капитан, – отвечает поручик.
  – Как так – не дрянь! – возражает Пётр. – Солдат позоришь. Устав не знаешь.
А поручик всё своё.
  – Никак нет, – говорит. – Это чтобы солдатам легче учиться было. Темнота, бомбардир - капитан, никак не могут различить, где левая нога, где правая. А вот сено с соломой не путают: деревенские.
  Отрывок из книги Сергея Алексеева "Рассказы о Петре I": За славу Российскую
  В 1704 году русские войска вторично подошли к Нарве. Тяжелый бой закончился полной победой русских.
  Петр и Меншиков верхом па конях выехали из крепости. Следом, чуть поодаль, группой ехали русские генералы. Ссутулив плечи, Петр грузно сидел в седле и устало смотрел на рыжую холку своей лошади. Меншиков, привстав на стременах, то и дело поворачивал голову из стороны в сторону и приветственно махал шляпой встречным солдатам и офицерам.
  Ехали молча.
  — Государь, — вдруг проговорил Меншиков, — Петр Алексеевич, гляди, — и показал рукой на берег Наровы.
  Петр посмотрел. На берегу реки, задрав кверху ствол, стояла пушка. Около пушки, обступив ее со всех сторон, толпились солдаты. Взобравшись на лафет с ковшом в руке, стоял сержант. Он опускал ковш в ствол пушки, что то зачерпывал им и раздавал солдатам.
  — Государь, — проговорил Меншиков, — смотри, никак пьют. Ну и придумали! Смотри, государь: в ствол пушки вино налили! Ай да бомбардиры! Орлы! Герои!
  Петр улыбнулся. Остановил коня. Стали слышны солдатские голоса.
  — За что пить будем? — спрашивает сержант и выжидающе смотрит на солдат.
  — За царя Петра! — несется в ответ.
  — За Нарву!
  — За славный город Санкт — Питербурх!
  Петр и Меншиков поехали дальше, а вслед им неслось:
  — За артиллерию!
  — За товарищей, животы свои положивших!
  — Данилыч, — проговорил Петр, — поехали к морю.
  Через час Петр стоял у самой воды. Волны лизали подошвы больших Петровых ботфортов. Царь скрестил руки и смотрел вдаль. Меншиков стоял чуть поодаль.
  — Данилыч, — позвал Петр Меншикова, — а помнишь наш разговор тогда, в Новгороде?
  — Помню.
  — А Нарву?
  — Помню.
  — То то. Выходит, не зря мы сюда хаживали, проливали кровь и пот русские.
  — Не зря, государь.
  — И заводы, выходит, не зря строили. И школы…
  — Верно, верно, — поддакивает Меншиков.
  — Данилыч, так и нам теперь не грех выпить. Не грех, Данилыч?
  — Правильно, государь.
  — Так за что пить будем?
  — За государя Петра Алексеевича! — выпалил Меншиков.
  — Дурак! — оборвал Петр. — За море пить надобно, за славу российскую.

Алексеев С.П. Сто рассказов из русской истории /Сергей Алексеев. – М.: 1986. – 238 с.
   Книга «Сто рассказов из русской истории» - для тех, кто хочет побольше узнать о нашей стране, о ее славном прошлом, о ее людях, которые прожили яркую жизнь и повлияли на ход истории.
  В книге увлекательно рассказывается о славных страницах родной истории – восстании под предводительством Степана Разина, грандиозных преобразованиях Петра Первого, суворовских походах, бородинском сражении. Здесь не только военные подвиги, но и поучительные истории из жизни и быта великих людей прошлого (Суворов ел кашу со своими солдатами, как Петр Первый строил Петербург и обучал грамоте).
  Сам автор в предисловии пишет: «Это книга для тех, кто любит родную историю. Чем прославился фельдмаршал Суворов? Чем знаменит Кутузов? Почему и в рассказах своих, и в легендах, и в песнях народ бережно хранит имя Степана Разина? Почему и сейчас, много поколений спустя, мы вспоминаем Петра Первого? Кто такие декабристы, за что они боролись?
  Велика наша Родина. Много сложного и нелегкого было в ее истории. Много прекрасного и великого».
  Рассказы о царе Петре и его времени, отрывок:
  Русская армия шла к Нарве.
  «Тра — та — та, тра — та — та!» — выбивали походную дробь полковые барабаны.
  Шли войска через старинные русские города Новгород и Псков, шли с барабанным боем, с песнями.
  Стояла сухая осень. И вдруг хлынули дожди. Пооблетали листья с деревьев. Размыло дороги. Начались холода. Идут солдаты по размытым дождем дорогам, тонут по колена солдатские ноги в грязи.
  Трудно солдатам в походе. На мосту при переправе через небольшой ручей застряла пушка. Продавило одно из колес гнилое бревно, провалилось по самую ось.
  Кричат солдаты на лошадей, бьют кнутами. Кони за долгую дорогу отощали — кожа да кости. Напрягаются лошаденки изо всех сил, а пользы никакой — пушки ни с места.
 Сгрудились у моста солдаты, обступили пушку, пытаются на руках вытащить.
  — Вперед! — кричит один.
  — Назад! — командует другой.
  Шумят солдаты, спорят, а дело вперед не движется. Бегает вокруг пушки сержант. Что бы придумать, не знает.
  Вдруг смотрят солдаты — несется по дороге резной возок.
  Подскакали сытые кони к мосту, остановились. Вылез из возка офицер. Взглянули солдаты — капитан бомбардирской роты. Рост у капитана громадный, лицо круглое, глаза большие, на губе, словно наклеенные, черные как смоль усы.
  Испугались солдаты, вытянули руки по швам, замерли.
  — Плохи дела, братцы, — произнес капитан.
  — Так точно, бомбардир — капитан! — гаркнули в ответ солдаты.
  Ну, думают, сейчас капитан ругаться начнет.
  Так и есть. Подошел капитан к пушке, осмотрел мост.
  — Кто старший? — спросил.
  — Я, господин бомбардир — капитан, — проговорил сержант.
  — Так‑то воинское добро бережешь! — набросился капитан на сержанта. — Дорогу не смотришь, коней не жалеешь!
  — Да я… да мы… — заговорил было сержант.
  Но капитан не стал слушать, развернулся — и хлоп сержанта по шее! Потом подошел опять к пушке, снял нарядный с красными отворотами кафтан и полез под колеса. Поднатужился капитан, подхватил богатырским плечом пушку, Солдаты даже крякнули от удивления. Подбежали, навалились. Дрогнула пушка, вышло колесо из пролома, стало на ровное место.
  Расправил капитан плечи, улыбнулся, крикнул солдатам: «Благодарствую, братцы!» — похлопал сержанта по плечу, сел в возок и поскакал дальше.
  Разинули солдаты рты, смотрят капитану вслед.
— Ну и дела! — произнес сержант.
  А вскоре солдат догнал генерал с офицерами.
  — Эй, служивые, — закричал генерал, — тут государев возок не проезжал?
  — Нет, ваше высочество, — ответили солдаты, — тут только и проезжал бомбардирский капитан.
  — Бомбардирский капитан? — спросил генерал.
  — Так точно! — отвечали солдаты.
  — Дурни, да какой же это капитан? Это сам государь Петр Алексеевич!

Алексеев, С. Рассказы о Петре Первом и его времени /Сергей Алексеев. – М.: Детская литература, 2018. 
  В этой книге помещены рассказы известного детского писателя, знатока отечественной истории С. Алексеева о преобразованиях царя Петра I, о том, как стремился он сделать просторы нашей страны более обширными, а людей — образованными и просвещенными, вводил перенятые у европейцев новшества. Именно при нём вышла в свет первая российская газета «Ведомости».
  Одним из важнейших дел Петра была забота о молодом поколении. Суров был Пётр к тем, кто не хотел детей своих отдавать учиться, и к тем молодым из дворян, которые, учась за границей, старались от наук отлынивать, перенимали лишь внешние признаки заграничной культуры, теряли уважение к собственному Отечеству. Воитель и труженик, Пётр I хотел видеть будущие поколения достойными преемниками славы России.
  В других рассказах говорится о расширении и укреплении границ Российского государства, что невозможно было осуществить без реформирования армии и флота. Отдельная страница книги – история основания новой российской столицы Санкт-Петербурга.
  Отрывок из книги: «Чему молодые бояре за границей учились»
  "Не успели Буйносов и Курносов забыть старые царские обиды, как тут новая. Приказал Петр собрать пятьдесят самых знатных боярских сынков и послать за границу учиться. Пришлось Буйносову и Курносову отправлять и своих сыновей.
  Поднялся в боярских домах крик, плач. Бегают мамки, суетится дворня, словно и не проводы, а драка какая.
  Расходилась буйносовская жена.
  – Единого сына – и Бог знает куда, в иноземщину, черту в зубы, немцу в пасть! Не пущу! Не отдам!
  – Цыц! – закричал Буйносов на жену. – Государев приказ, дура! В Сибирь захотела, на дыбу?
  И в доме Курносова крику не меньше. И Курносову пришлось закричать на жену:
  – Дура! Плетью обуха не перешибешь, от царя-супостата не уйдешь! Терпи, старая.
  Через год молодые бояре вернулись. Вызвали их к царю определять на государеву службу.
  – Ну, рассказывай, Буйносов, сын боярский, – потребовал Петр, – как тебе жилось за границей.
  – Хорошо, государь, жилось, – отвечает Буйносов. – Народ они ласковый, дружный, не то что наши мужики – рады друг другу в бороды вцепиться.
  – Ну, а чему научился?
  – Многому, государь. Вместо «батюшка» – «фатер» говорить научился, вместо «матушка» – «муттер».
  – Ну, а еще чему? – допытывался Петр.
  – Кланяться еще, государь, научился и двойным и тройным поклоном, танцевать научился, в заморские игры играть умею.
  – Да, – сказал Петр, – многому тебя научили. Ну, а как тебе за границей понравилось?
  – Ух, как понравилось, государь! Хочу в Посольский приказ: уж больно мне любо за границей жить.
  – Ну, а ты что скажешь? – спросил Петр молодого Курносова.
  – Да что сказать, государь… Спрашивай.
  – Ладно, – говорит Петр. – А скажи мне, Курносов, сын боярский, что такое есть фортификация?
  – Фортификация, государь, – отвечает Курносов, – есть военная наука, имеющая целью прикрыть войска от противника. Фортификацию надобно знать каждому военному начальнику, аки свои пять пальцев.
  – Дельно, – говорит Петр. – Дельно. А что такое есть лоция?
  – Лоция, государь, – отвечает Курносов, – есть описание моря или реки, с указанием на оном отмелей и глубин, ветров и течений, всего того, что помехой на пути корабля может стать. Лоция, государь, первейшее, что надобно знать, берясь за дела мореходные.
  – Дельно, дельно, – опять говорит Петр. – А еще чему научился
  – Да ко всему делу, государь, присматривался, – отвечает Курносов, – и как корабли строить, и как там рудное дело поставлено, и чем от болезней лечат. Ничего, спасибо голландцам и немцам. Народ они знающий, хороший народ. Только, думаю, государь, не пристало нам свое, российское хаять. Не хуже и у нас страна, и люди у нас не хуже, и добра не меньше.
  – Молодец! – сказал Петр. – Оправдал, утешил. – И Петр поцеловал молодого Курносова. – А ты, – сказал Петр, обращаясь к Буйносову, – видать, как дураком был, так и остался. За границу захотел! Ишь, тебе Россия не дорога. Пошел прочь с моих глаз!
  Так и остался молодой Буйносов в безызвестности. А Курносов в скором времени стал видным человеком в государстве".

Альбедиль, М. Пётр Первый /Маргарита Альбедиль. – М.: Золотой лев, 2016. – 48 с.
  Мы даже не подозреваем, как многим обязаны Петру I, который вошел в историю под именем Великого. Что бы мы ни взяли - алфавит, русский язык, газеты, дороги, одежду, еду, армию, флот и многое другое, - все это связано с его именем. Он до самого основания изменил жизнь России. Петр I был великим правителем, который и при жизни, и после смерти вызывал самые разные чувства, от восхищения до ненависти. До сих пор спорят, на беду или во благо для страны было его правление. Каждое поколение по-своему оценивало деятельность царя-реформатора, но все признавали его несомненный вклад в развитие России. Сам Петр видел смысл и цель своего царствования и всей жизни в преданном служении отечеству и заботе о благе своих подданных. Этим он оправдывал любые действия вплоть до жестокого деспотизма. О первом русском императоре, который заложил фундамент нашей современной жизни, и рассказывается в этой книге. Очень будет интересна книга для первого знакомства с эпохой правления Петра Великого.

Астахова, Н. История о первом императоре. Пётр I /Наталия Астахова. – М.: Белый город,  2001. – 12 с.
  Петр вошел в историю как Великий император, создавший флот, построивший прекрасный город Санкт-Петербург. Многое из того, что он делал, не находило понимания у людей, однако ему удалось превратить Россию в развитое по тем временам государство.
  Книга Наталии Астаховой предназначена для чтения взрослыми детям. Из книги родители вместе с детьми узнают, каким был Великий Пётр, о его заслугах перед Отечеством. Вот небольшой отрывок из книги: "...Тихая размеренная жизнь не устраивала Петра. Ему надо было все и немедленно. Петр был готов всем пожертвовать ради своих идей. России нужен свой флот! В Азове - турки. На Балтике - шведы. А без моря страна задохнется. "Нет выхода в море, значит будет" - так царь Петр решил.
  Сначала был Азов. Петр попытался взять турецкую крепость приступом. Не вышло. Что может пеший против военного флота? Да, без своих кораблей не обойтись Решил тогда Петр подняться вверх по Дону и зазимовать в Воронеже. Там же построить корабельные верфи. Через год к Азову подошло уже 30 военных кораблей, и все с артиллерией. Бой был жарким. Турки сдались в плен. Крепость взята. Выход к Черному морю наш, российский. Теперь - на Балтику!..."

Баггер, Х. Реформы Петра Великого: обзор исследований /Баггер Х.; пер. с дат. В.Е. Возгрина; вступ. статья и общ. ред. В.И. Буганова. - Москва: Прогресс, 1985. - 197 с.: ил.
  Эпоха Петра I в истории России, личность этого выдающегося государственного деятеля, полководца, дипломата пользуются неизменным вниманием в отечественной и зарубежной историографии. Их изучение имеет богатую традицию. Началось оно еще при жизни самого великого реформатора; в настоящий момент литература о Петре Великом и его времени может составить целую библиотеку.
  Большие достижения во всех областях жизни, превращение России в великую мировую державу, ставшее своего рода феноменом истории, объясняют длительный, устойчивый, повышенный интерес к эпохе Петра в русской и зарубежной исторической науке. Все крупнейшие ученые-историки, специалисты по истории России за рубежом, начиная с XVIII столетия и до наших дней, так или иначе откликались на события петровского времени...
  Книга «Реформы Петра Великого» принадлежит датскому историку Хансу Баггеру, автору исследований о русской внешней политике в 1724 — 1732 гг. и реформах Петра I. Хотя название книги акцентирует внимание на реформах конца XVII — первой четверти XVIII в., материал, приводимый в ней, охватывает более широкий круг проблем, чем реформы в строгом смысле слова: здесь, помимо реформ, рассмотрен ряд общих проблем, успехи в области внешней политики России, ее культурная жизнь.

«Петр Первый. История за час» /Автор-составитель Светлана Бестужева. – М.: Азбука, 2015.
  Император Петр Великий - одна из ключевых фигур российской истории. Царь-реформатор, прорубивший окно в Европу, строитель и корабел, полководец и завоеватель - таким мы привыкли его представлять. Казалось бы, трудно дополнить этот портрет новыми штрихами. Однако следует вспомнить и о его предшественниках, и о непростом пути к престолу, и о сложных отношениях в семье, и, конечно, о бурных событиях его жизни - без этого портрет монарха, сделавшего Российское государство мощной европейской державой, остался бы незавершенным. Противоречивая и безусловно великая личность Петра оставила глубочайший след в отечественной и мировой истории, и интерес к ней со временем ничуть не ослабевает.
 Отрывок: «Как это ни прискорбно, великий Петр довольно долго был несколько инфантилен. Как только строгий надзор за его образованием прекратился и они с матерью и сестрой перебрались из Кремля на жительство в Преображенский дворец, так учение его и завершилось. Петр Алексеевич на всю жизнь остался недоучкой. Зато интерес к военному делу, точнее к играм в войну, у него непрестанно увеличивался.
  Все свободное время Петр проводил вдали от дворца – со своим «потешным» войском, состоявшим из сверстников, товарищей по мальчишеским играм. Он одел и вооружил войско по собственному вкусу. В 1685 г. его «потешные», одетые в иностранные кафтаны, под барабанный бой полковым строем шли через Москву из Преображенского в село Воробьево. Сам Петр был барабанщиком, чем изрядно скандализировал общественность: царю полагалось взирать на подобные действия с возвышения, а не в барабан колотить.
  В 1686 г. 14-летний Петр завел при своих «потешных» артиллерию. Мастер Федор Зоммер учил царя гранатному и огнестрельному делу, для чего были доставлены 16 настоящих пушек. Для управления тяжелыми орудиями царь взял из Конюшенного приказа охочих к военному делу взрослых служителей, которых одели в мундиры иноземного покроя и определили «потешными» пушкарями.
  Вот тут-то игры как таковые и закончились. «Потешный» полк стал называться Преображенским, по месту своего расквартирования. А Петр подружился с «иностранными специалистами» – жителями Немецкой слободы – крепко и с далеко идущими последствиями».

Брикнер, А.Г. Петр I Великий: его жизнь и царствование: иллюстрированная история / А. Г. Брикнер; грав. на дереве Паннемакер и Матте, Париж [и др.]. – Москва: Эксмо, 2009. – 430 c.: ил, карты, портр. – (История российской монархии)
  Это книга об одном из самых важных сражений в истории России эпохи Петра I — Полтавской битве, в которой русские войска одержали победу над шведами. Увлекательный, динамичный рассказ о событиях трёхсотлетней давности написал известный историк Яков Гордин, автор более 20 книг.
  Яркая картина военных действий предстает перед читателем в великолепных иллюстрациях Владимира Перцова: батальные сцены, портреты полководцев, карта сражения, подписанные изображения солдат российской и шведской армий в полном обмундировании: артиллеристов, гренадеров, драгун, мушкетёров.
  Прежде чем двинуться на Москву, которую заслонила русская армия, шведы двинулись на Украину, куда их звал гетман Мазепа, командующий войском украинских казаков. Мазепа изменил Петру и России и предложил свою помощь Карлу. Русская армия шла по пятам за шведами, нанося удар за ударом. И вот 27 июня 1709 года под городом Полтавой сошлись лицом к лицу две армии...
  Отрывок: «Пётр говорит с полками»:
  Пётр объехал пехотные полки и каждому полковнику показал, где будет стоять во время битвы его полк. Потом обсудил с начальником артиллерии генералом Брюсом, как лучше расставить пушки. Потом сидел над картой в своём шатре и до мелочей обдумывал предстоящее сражение. А в полдень приказал построить свою личную гвардию — Преображенский и Семёновский полки.
  Рослые, усатые, загорелые стояли перед царём преображенцы и семёновцы в длиннополых зелёных мундирах. Пятнадцатилетним мальчишкой начал Пётр собирать эти полки. Гвардейцы строили корабли и военные укрепления, дрались со свирепой турецкой пехотой и стремительной конницей крымского хана, штурмовали крепости и захватывали с малых лодок многопушечные иноземные суда...
  Пётр смотрел на гвардейцев — многих из них помнил ещё мальчишками, многих знал по именам. Они были главной и самой надёжной его опорой.
  Пётр заговорил. Он говорил о том, что сегодня решается судьба России, что Карл уже назначил одного из своих генералов комендантом Москвы, а Русское государство похвалялся совсем уничтожить.
  Суровое спокойствие было на лицах гвардейцев. Плотно надвинуты зелёные треуголки, блестят на солнце начищенные стволы длинных ружей. Пётр знал: они будут стоять насмерть. И всё же он крикнул напоследок:
  — А которые в бою оробеют, уступят место неприятелю, те почтутся за нечестных и в числе добрых людей считаемы не будут! И друга себе вовек не отыщут, и жены не найдут!
  От лица гвардии ответил царю известный своей доблестью генерал Михаил Голицын:
  — Государь изволил труд наш, и верность, и храбрость добрых солдат не раз на баталиях видеть. Целые дни глаза в глаза стояли с неприятелем и не смешали шеренг, и места неприятелю не уступили! Ружья от пальбы раскалялись так, что держать в руках невозможно было, а солдаты пальбы не прекращали! Уповаем и теперь такой же подвиг иметь!
  — И я на храбрость и верность вашу уповаю, сыны мои! — крикнул Пётр и поскакал дальше — к пехотным и конным дивизиям. Его встречали долгим и громким «ура!».

Буганов, В.И. Петр Великий и его время /В.И. Буганов; отв. ред. А.П. Новосельцев ; АН СССР. - Москва: Наука, 1989. - 187 с. - (Научно-популярная литература. Страницы истории нашей Родины)
  Книга известного российского историка, посвящена жизни и деятельности Петра I - первого российского императора, реформатора и преобразователя России. В ней дается подробное описание петровских реформ, связанные с ними трудности и проблемы. Автор пытается анализировать мотивы тех или иных решений Петра I и их последствия.

Воскобойников, В.М. Жизнь замечательных детей /В.М. Воскобойников. – М.: Оникс, 2008. – 224 с.
  Книга Валерия Воскобойникова «Жизнь замечательных детей» позволит вам узнать о величайших деятелях истории. Автор сумел собрать уникальные материалы о биографиях известных исторических персонажей, на основе своих исследований он расскажет миру какими были эти люди в детстве. Вы узнаете, как шалили и учились, росли и мужали такие личности как: Александр Македонский, Христофор Колумб, Михаил Ломоносов, Исаак Ньютон, Петр Первый, Александр Пушкин, Амадей Моцарт и многие другие.
  Отрывок: «Когда царь Пётр Великий был маленьким»:
  Когда Пётр Великий был маленьким, он уже был царём.
  Он сделался им в десять лет. Правда, царствование его было сначала немного странным. Потому что царствовал он пополам со старшим братом Иоанном. Для них сделали специальный двойной серебряный трон с высокой спинкой. Когда приезжали иностранные послы, цари принимали их в Кремле, в приёмной палате. Стены палаты были обиты дорогими турецкими коврами. Иностранное посольство торжественно входило в палату и медленно приближалось к серебряному трону, сделанному как бы из двух кресел.
  На креслах в роскошных царских убранствах сидели рядышком два русских царя - Иоанн и Пётр.
  Старший брат Петра Иоанн был от рождения болен. Он плохо видел, невнятно говорил и многие считали его слабоумным.
  А Пётр был ещё маленьким. Поэтому за высокой спинкой трона прятались взрослые бояре. Они подсказывали, какие слова нужно царям произносить и что делать. Когда вставать, когда на поклон отвечать, какие послам вопросы задавать.
  Послы удивлялись, насколько были непохожи два брата-царя. Иоанн сидел на троне неподвижно, нахлобучив шапку на глаза и глядя в пол. Ему было ничего не интересно, да он и видел-то плохо. По-видимому, он мечтал, чтобы скорее закончился торжественный приём и его отпустили в свой дворец. Младший же, Пётр, наоборот смотрел на всех с интересом. Он был очень живым мальчиком и к тому же красивым.
  Когда послы вручали верительную грамоту, царям полагалось встать в одно и то же время, приподнять шапки и спросить о здоровье иностранного короля. Бояре, знатоки придворного этикета, каждый раз торопливо шептали из-за трона подсказки.
  Тугодум Иоанн долго соображал, что надо делать. Пётр же, не дослушав советчиков, сам вскакивал с места, приподнимал шапку и спрашивал с улыбкой:
  - Его королевское величество, брат наш Карлус свейский, здоров ли?
  - Человек, обнаруживающий такие таланты с ранних лет, может прославить Россию, - докладывали послы своим королям.

Герман Ю. Россия молодая /Юрий Герман. – М.: Альфа, 2010. 
  Знаменитый исторический роман Юрия Германа, посвящён преобразованиям российского государства на рубеже XVII-XVIII веков в эпоху Петра Первого. Писатель работал над романом 10 лет, вышел в свет роман в 1952 году. В 1981-1982 годах на экраны вышел 9-ти серийный фильм «Россия молодая».
  Действие романа начинается с преобразований царя Петра Алексеевича, который отправляет одного из главных героев в Архангельск — морской порт России. Там среди местных поморов появился второй герой романа кормщик Иван Рябов. Морские сражения, строительство флота и новой столицы, засилье иностранцев соседствуют в романе с храбростью, самоотверженностью и верностью идеалам главных и второстепенных героев — простых мужиков, морских старателей, кормщиков и кораблестроителей, монахов, навигаторов, каторжан, воевод и служилых людей. Автор описывает исторические события через жизнь главных героев — Ивана Рябова и Селиверста Иевлева, раскрывает отношение между государством и церковью, показывает характер эпохи через подробнейшие описания быта и уклада русского Севера и столицы.

Гордин Я.А. Полтавская битва /Я.А. Гордин. -  (читать здесь >>>)
  Это книга об одном из самых важных сражений в истории России эпохи Петра I — Полтавской битве, в которой русские войска одержали победу над шведами. Увлекательный, динамичный рассказ о событиях трёхсотлетней давности написал известный историк Яков Гордин, автор более 20 книг.
  Яркая картина военных действий предстает перед читателем в великолепных иллюстрациях Владимира Перцова: батальные сцены, портреты полководцев, карта сражения, подписанные изображения солдат российской и шведской армий в полном обмундировании: артиллеристов, гренадеров, драгун, мушкетёров.
  Прежде чем двинуться на Москву, которую заслонила русская армия, шведы двинулись на Украину, куда их звал гетман Мазепа, командующий войском украинских казаков. Мазепа изменил Петру и России и предложил свою помощь Карлу. Русская армия шла по пятам за шведами, нанося удар за ударом. И вот 27 июня 1709 года под городом Полтавой сошлись лицом к лицу две армии...
  Отрывок: «Пётр говорит с полками»:
  Пётр объехал пехотные полки и каждому полковнику показал, где будет стоять во время битвы его полк. Потом обсудил с начальником артиллерии генералом Брюсом, как лучше расставить пушки. Потом сидел над картой в своём шатре и до мелочей обдумывал предстоящее сражение. А в полдень приказал построить свою личную гвардию — Преображенский и Семёновский полки.
  Рослые, усатые, загорелые стояли перед царём преображенцы и семёновцы в длиннополых зелёных мундирах. Пятнадцатилетним мальчишкой начал Пётр собирать эти полки. Гвардейцы строили корабли и военные укрепления, дрались со свирепой турецкой пехотой и стремительной конницей крымского хана, штурмовали крепости и захватывали с малых лодок многопушечные иноземные суда...
  Пётр смотрел на гвардейцев — многих из них помнил ещё мальчишками, многих знал по именам. Они были главной и самой надёжной его опорой.
  Пётр заговорил. Он говорил о том, что сегодня решается судьба России, что Карл уже назначил одного из своих генералов комендантом Москвы, а Русское государство похвалялся совсем уничтожить.
   Суровое спокойствие было на лицах гвардейцев. Плотно надвинуты зелёные треуголки, блестят на солнце начищенные стволы длинных ружей. Пётр знал: они будут стоять насмерть. И всё же он крикнул напоследок:
  — А которые в бою оробеют, уступят место неприятелю, те почтутся за нечестных и в числе добрых людей считаемы не будут! И друга себе вовек не отыщут, и жены не найдут!
  От лица гвардии ответил царю известный своей доблестью генерал Михаил Голицын:
  — Государь изволил труд наш, и верность, и храбрость добрых солдат не раз на баталиях видеть. Целые дни глаза в глаза стояли с неприятелем и не смешали шеренг, и места неприятелю не уступили! Ружья от пальбы раскалялись так, что держать в руках невозможно было, а солдаты пальбы не прекращали! Уповаем и теперь такой же подвиг иметь!
  — И я на храбрость и верность вашу уповаю, сыны мои! — крикнул Пётр и поскакал дальше — к пехотным и конным дивизиям. Его встречали долгим и громким «ура!».

Гранин, Д. Вечера с Петром Великим /Д. Гранин. – М.: Центрполиграф, 2018.
  Роман популярного прозаика Даниила Гранина позволяет заглянуть в глубь эпохи, называемой ныне Петровской, и написан на интереснейшем историческом материале, вобравшем малоизвестные широкой аудитории факты.
  Устремленный к великой цели, свершающий судьбоносные для страны деяния, Петр I представлен глобальной, всеевропейского масштаба фигурой. Однако для автора важнее показать внутренний облик императора: он детально исследует душевные качества Петра I, осмысливает переломные моменты его духовной жизни, раскрывает драматические страницы личной, в том числе семейной и любовной, биографии.
  Произведение Даниила Гранина необычно по форме и значительно по содержанию, написано ярким, образным языком, с большим уважением к главному герою.
  Отрывок:
  …Детская душа Петра созревала быстро и рано раскрывала свои возможности. Что касается военных игр, потешных войск, сражений – это естественное увлечение мальчиков. Игра в солдатики – страсть общая, разница лишь в сравнении с другими сверстниками, мальчиками следующих веков: вместо оловянных или компьютерных солдатиков Петр имел живых, «потешных солдат». Пушки были сперва деревянные, потом настоящие. Игрушечные сабли, алебарды сменялись на тяжелые металлические. Крепости становились все больше, стены выше. Но все это еще оставалось игрой.
  Отделила его от остальных подростков его личная, чудная страсть. Откуда она взялась, неизвестно. Осматривая в Измайлове амбары своего деда Никиты Романова, Петр увидел старый ботик, построенный при Алексее Михайловиче для разъездов по Москве-реке. Вид ботика почему-то взволновал его. Удивился его острому килю. Сухопутный мальчик, среди сухопутных родичей, словно гадкий утенок из старой сказки, обнаружил свою тайную природу. А ведь, по многим свидетельствам, Петр с четырех лет страдал водобоязнью. Как удалось от нее избавиться? Неизвестно, одна из неразгаданных тайн Петра.
  Он стал расспрашивать Франца Тиммермана: что за судно? Английский бот. Где его употребляют? Тиммерман сказал, что при кораблях. А какое у него преимущество перед русскими судами? Ответ Тиммермана поразил царевича. Спустя тридцать два года Петр вспоминает об этой сцене в своей собственноручной записке: «…Он мне сказал, что он ходит на парусах не только по ветру, но и против ветру, которое слово меня в великое удивленье привело и якоби неимоверно». Дальше Петр вспоминает, что стал немедленно выяснять, есть ли такой человек, чтобы починил бот и показал ход против ветра. Когда Франц сказал, что есть, Петр обрадовался, велел сыскать его, этого голландца Бранта, который был призван еще Алексеем Михайловичем для кораблестроения на Каспии.
  Петр не оставил никаких мемуаров, ему некогда было заниматься воспоминаниями. Эта единственная сцена из детства, видно, так запечатлелась, что ворвалась в записку непроизвольно. Тайное призвание открылось ему, детская страсть к ремеслам, к технике вдруг сосредоточилась на этом ботике. Его захватила задача, казалось бы, противоестественная: плыть против ветра – надо было постигнуть смысл этого явления, его механизм.
  Бот привели в порядок, стали плавать по реке Яузе. Лавировали, и то и дело бот упирался в берег. Из узкой речки перешли в пруд. Но и там не раскатаешься. А охота, как пишет Петр, час от часу росла. Он узнал, что Переславское озеро просторнее, и перенес свое плаванье туда. Шаг за шагом он подходил к мечте о море. Где-то на глобусе были нарисованы моря и океаны, но что это такое, он плохо представлял себе.
  Старший друг Петра, один из обитателей Немецкой слободы, Франц Лефорт, швейцарец, весельчак, любезный собеседник, выдумщик на всевозможные забавы, принялся учить морское дело в угоду Петру, вырыл пруд у своего дома и показал ему сражение небольших моделей военных кораблей. Петр пришел в восторг, велел Бранту заложить два фрегата и три яхты, строить их на озере.
  Было еще одно не менее примечательное происшествие. Как-то князь Яков Долгоруков рассказал царевичу, что видел за границей прибор, по которому моряки издалека определяют расстояния между предметами. Петр попросил достать ему такой прибор. Вскоре из Франции привезли длинный ящик. Название прибора звучало красиво: «астролябия». Распаковали, но не знали, как его использовать. Стали искать, и вот тогда появился Франц Тиммерман. Астролябию развинтили, разобрали, но подросток ничего не слыхал про долготу, широту, угол склонения. И так и этак разглядывал кольцо, по которому определяли широту светил, алидаду. Именования пленяли благозвучностью – лимб, секстант, нониус. Заниматься с Петром было легко, он сам понукал голландца, выжимал из него все, что возможно.
  Созвездия приблизились, звезды соединились в фигуры Стрельца, Скорпиона, Девы, Медведицы… Черное московское небо ожило. От просторов Вселенной кружилась голова. Местонахождение ботика можно было определять по берегам, но интересно было найти себя на Земле, ощутить ее размеры.
  Ему нужно было море, чтобы затеряться, чтобы только звезды над головой и компас. И астролябия.
  Добраться до Большой Воды удалось не скоро. Ближайшее море России было Белое море, на Каспийском Россия имела малый кусочек северного берега, всем остальным владели персы, кавказцы.
  Придворные не понимали царской страсти. Сухопутные люди, они привыкли завоевывать земли. Ценностью были леса, пашни, селения. А для чего море? Откуда у юного царя появилась мечта о море – никто из его предков не плавал, не путешествовал.

Десятсков С. Персонных дел мастер /С. Десятсков. – Л.: Лениздат, 1986.
  Книга написана новгородским писателем Станиславом Десятским.
  Станислав Десятсков (6 октября 1936, Петрозаводск — 11 ноября 2013, Великий Новгород) — русский писатель, историк. Член Союза писателей России. Доктор исторических наук (1983). Работал профессором, затем — заведующим кафедры всеобщей истории НовГУ. Заметную роль в его судьбе сыграл академик Дмитрий Лихачёв: Десятсков переписывался с ним. И именно академик посоветовал выпускнику исторического факультета ЛГУ ехать в Новгород. Эта дорога у Десятскова началась в 60-е годы. Тогда он водил экскурсии по залам Русского музея в Ленинграде. Руководитель музея Василий Пушкарёв предложил молодому учёному заняться изучением творчества русских художников первой половины XVIII века братьев Никитиных. Старший из братьев, Иван Никитич, был любимым художником Петра I, про него в старинных документах писали «персонных дел мастер». Некоторые источники ссылаются на то, что родился он в Москве. А Десятсков обнаружил в архиве документ, доказывающий, что Никитины — новгородцы. Им он и посвятил свою первую книгу.
  Остросюжетный роман охватывает важный период в истории Русского государства, связанный с деятельностью и реформами Петра I. Роман Станислава Десятникова является трилогией, две первые части которой вышли в Лениздате в 1986 году. В центре повествования - история Северной войны, перипетии сложной дипломатической борьбы, которую вели Петр I и русская дипломатия.
  Петровская эпоха не только выковывает новую армию, флот, дипломатию, но и новых людей - петровских ``новиков``. Судьба двух таких новиков - братьев Никиты и Романа, сыновей казненного стрельца, ушедших из тихого старинного Новгорода на дороги и перекрестки Северной войны, проходит через роман ``Персонных дел мастер``.

Десятсков, С. Смерть Петра Первого /С. Десятсков. – М.: Воениздат, 1992.
  В повести рассказывается о последних днях жизни императора, о том, какие интриги, заговоры, измены творились в Зимнем дворце, за дверями покоев, в которых умирал великий преобразователь России.


1Петр2

  Произведения Александра Дорофеева о Петре I и создании русского флота написаны для детей.
 Это простые, но интересные рассказы о строительстве первых русских кораблей, о первых морских походах, первых славных победах над морской стихией и врагами. То, что без собственного морского флота Россия не смогла бы стать мировой державой — это факт, с которым вряд ли кто-то станет спорить. Занимательные рассказы о славных страницах истории России, помогут узнать много нового, интересного из отечественной истории.
  Царь Петр был незаурядным человеком с самого детства. Через всю жизнь он пронес пламенное желание сделать Россию великой державой. Он отдал этому все силы, можно даже сказать: "жизнь свою положил за Отечество". Через века к нам идет образ умного и делового человека. Хочется процитировать отрывок из книги Владимира Духопельникова "Петр Первый". "Когда Петр достиг пятилетнего возраста, по старорусскому обычаю мать и старший брат решили, что настало время обучать малыша грамоте. На начало занятий пришли царь Федор и патриарх, отслужили молебен с водосвятием, окропили святой водой ученика и, благословив, посадили за азбуку. Учитель приступил к занятиям. За время обучения Петр изучил азбуку, научился читать. Он не только прочитал, но и, по древнерусскому педагогическому правилу, выучил наизусть часослов (православная богослужебная книга, включающая молитвы ежедневных служб), псалтирь (сборник 150 так называемых «Давидовых псалмов»), Евангелие и «Деяния апостолов». Впоследствии Петр свободно держался на клиросе, читал и пел своим не густым баритоном не хуже любого дьякона".

Дорофеев, А. Звезда корабельная /А. Дорофеев. – М.: Малыш, 1989.
  Повесть "Звезда корабельная " детская историческая проза, рассказывает о юности императора Петра Алексеевича, о создании русского флота, о победах и неудачах.
  Отрывок из текста:
  "...А царь Петр Алексеевич таков был, что ко всякому делу сам руку прикладывал. И топор ловко держал, и ружье. И украшения костяные точил, и пушки корабельные отливал. Да потом сам кораблем правил - хоть в ясную погоду, хоть в шторм.
Ну, никак не сиделось царю Петру на месте - на троне серебряном, в зале, турецкими коврами обитом. Какой уж там "лежачий камень"!
  Немало славных дел начинал Петр Алексеевич по всей стране России. Стремглав, будто камень, из пращи пущенный, - то тут он, то там где-то, совсем в иных краях. Своим примером и показывал русским людям, как много нужно знать и уметь, как любить свое дело, чтобы Россия стала могучей державой.
Вот так и сдвинул он с места громадный, неподъемный камень - целую обширнейшую страну. Повернул ее к великим делам - к наукам, к ратным подвигам, к новым неведомым землям..."

Дорофеев А. Ключ от моря /А. Дорофеев. – М.: Малыш, 1988. – 28 с. (читать >>>)
  В рассказе «Ключ от моря» Александр Дорофеев рассказывает о первом боевом крещении русского флота и о взятии русской армией под командованием Петра I турецкой крепости Азов, которая закрывала русским выход в Азовское море. Писатель подробно описывает ход Азовского похода, подчеркивает решающую роль молодого русского флота во взятии крепости. Автор показывает, как из провинциальной отсталой страны на задворках Европы Россия постепенно становится при Петре мировой державой.
  На самом юге земель русских - там, где река Дон впадает в Азовское море, стоит город Азов. Был когда-то город русским. Но двести лет уж прошло, как хозяйничают в нём турки. Сильна крепость Азов! Пушечные батареи, вокруг ров глубокий и вал земляной. А чтобы донские казаки не беспокоили, турки реку Дон перегородили. Выстроили на обоих берегах каменные каланчи - башни, протянули между ними толстые цепи — теперь ни одна казацкая лодка не пройдёт дальше турецких каланчей!
Не позволяла крепость Азов выходить русским в море — идти по нему в заморские страны, торговать свободно.
  Решил царь Пётр Первый вернуть России крепость Азов. Весной 1695 года началась подготовка к походу. Во главе армии Пётр поставил трёх генералов - Головина, Лефорта и Гордона. Сам царь числился бомбардиром Преображенского полка. Об Азовском походе Петра, который положил начало многочисленным будущим победам и рассказывает эта книга. Петр I предстает в этой книге не только мудрым и дальновидным правителем, но и живым человеком, со своими мечтами и сомнениями, радостями и разочарованиями, тревогами и заботами.

Дорофеев, А. Корабельные пути /А. Дорофеев. – М.: Малыш, 1989.
  Александр Дмитриевич Дорофеев – прозаик, детский писатель, художник, путешественник. Родился в Москве в 1952 году. Окончил факультет редактирования и журналистики Полиграфического института. Писать начал с юных лет. Первая книга – «Белый воробей» – вышла в 1979 г. Александр Дорофеев – человек широких интересов. Конечно, главное поле его деятельности – литература, но еще он редактор и художник. Он также работал реставратором, участвовал в археологических раскопках. Десять лет Александр Дорофеев прожил в Мексике. Для детей им написан не один десяток прекрасных книг: «Звезда корабельная», «Ночная радуга», «Заоблачные истории», «Дом в снегу» и другие, включая книги о Петре I, древних японцах и майя.
  Книга «Корабельные пути» о юности Петра I, когда впервые зародилась у будущего императора мысль о создании российского флота.
  Он ещё только учится, но учат Петра не особенно хорошо и прилежно, ведь он находится, вместе со своей семьёй в ссылке, в деревне под Москвой, а государством управляет сестра Софья. Однако Пётр хочет учиться самостоятельно, его тянет к новым знаниям.
  Мы видим, как любознательный Пётр с помощью голландца Тиммермана узнаёт, что такое астролябия и разбирается, как обращаться с ней, как на старом складе царь находит старою лодку (бот), приказывает её починить и спускает на воду сначала реки Яузы, а потом Плещеева озера. Кроме того, Пётр не только сам учился морскому делу, но и заставлял учиться всех близких к нему людей. Лично проверял их знания и не боялся, когда кто-нибудь другой проверял его знания. Но самым главным для Петра был опыт: он стремился не просто изучить устройство корабля, а построить его, спустить на воду, уметь управлять им.
  Не сухое перечисление фактов и дат, а яркий авторский рассказ заставляет взглянуть на Петра I как на живого человека, любознательного, целеустремленного юношу, который упорно идет к своей цели, преодолевает преграды и приобретает новые знания, находит единомышленников и учителей, переживает взлеты и падения.
  Книгу проиллюстрировал замечательный художник Сергей Бордюг. Историческая достоверность, точность деталей, фактурность пейзажей и характерность портретов - все это помогает живо представить себе события трехсотлетней давности и проникнуться духом истории.
  Отрывок из книги: «Под лежачий камень вода не течет»
  Триста лет назад жил-был в России царь — Петр Алексеевич.
  Петр — имя древнее, греческое. В переводе на русский язык значит «камень». Известно, под лежачий камень вода не течет. То есть, если сидеть без дела, толку не будет.
  Но уж царь Петр Алексеевич без дела не сидел ни минуты. Даже, говорят, не мог он ходить спокойно. Все бегом — повсюду ему хотелось поспеть. Да и не от какой работы не отворачивался. То Петр Алексеевич простой солдат, то матрос, то корабельный плотник, то бомбардир при пушках.
  Иногда так говорят: вот царь-государь или король-император город, к примеру, построил. Если не город, так дворец, крепость или корабль. Это не совсем верно, лишь отчасти. Обычно царь только распоряжался, приказы отдавал. Чтобы, мол, через месяц на этой вот полянке замок стоял — красивый да крепкий! Разумный приказ тоже, конечно, дело важное. Однако работать каменщиком или плотником, понятно, — не царское это занятие…
  А царь Петр Алексеевич таков был, что ко всякому делу сам руку прикладывал. И топор ловко держал, и ружье. И украшения костяные точил, и пушки корабельные отливал. Да потом сам кораблем правил — хоть в ясную погоду, хоть в шторм.
  Ну, никак не сиделось царю Петру на месте — на троне серебряном, в зале, турецкими коврами обитом. Какой уж там «лежачий камень»!
  Немало славных дел начинал Петр Алексеевич по всей стране России. Стремглав, будто камень, из пращи пущенный, — то тут он, то там где-то, совсем в иных краях. Своим примером и показывал русским людям, как много нужно знать и уметь, как любить свое дело, чтобы Россия стала могучей державой.
  Вот так и сдвинул он с места громадный, неподъемный камень — целую обширнейшую страну. Повернул ее к великим делам — к наукам, к ратным подвигам, к новым неведомым землям.
  Отрывок из книги: Сказка про сине море-окиян
  А науки в ту пору не жаловали. При царском дворе думные люди, стольники да спальники, любили шумную беседу, пиры-застолья.
  «Солнце да месяц на небе, хлеб в амбарах, шапка, слава те Господи, на голове — чего еще надобно? — поглаживали они длинные бороды. — От наук иностранных одна смута. Верная погибель!»
  Многие при дворе и грамоты толком не знали. Ну, конечно, царевича Петра учили грамоте — эдак неторопливо.
  — «Аз» — первая буква, — говорил учитель Никита Зотов, — потом идут «буки». Дальше «веди» и «глаголь».
  — Дальше-то, дальше что? — торопил Петр. Ах, много знать ему хотелось, обо всем на свете.
  Но Никита Зотов не спешил:
  — Сперва «аз» да «буки», а потом все науки! Не то «буки» боднут, «веди» солгут. Не торопись в науки, Петр Алексеевич!
  — Конечно, государь, поменьше ты об этом задумывайся, — поддакивали думные люди, стольники, спальники, — Или тебе плохо живется-тужится? Все ведь просто в нашем мире — поешь вволю, поспи сладко, подумай коротко. А Никита Зотов еще сказку тебе скажет.
  — «Азы» пройдешь, «буки» одолеешь, «веди» изведаешь — тогда уж «глаголь», говори. Этак и доберемся до пятой буквы — «добро». С добром хорошо жить, праведно, — начинал Никита Зотов так, что Петр задремывал. — Но это только присказка — сказка впереди… За тридевять земель, в тридесятом царстве, на синем море-окияне…
  — А что это за море-то такое? — вскидывал Петр голову, — Что за окиян?!
  — Сине море, государь ты мой Петр Алексеевич, — вздыхал Никита Зотов, — Сине море-окиян, как у нас говорится. А за морем тем буки живут — рогатые да копытные…
  Немудрено тут было остаться неучем и невежей. Тем более что и Никиту Зотова отослали вскоре за границу с посольским поручением. И вот к четырнадцати годам Петр и читал неважно, и писал с ошибками.
  Хотя невежей его никак нельзя было назвать. О, востроглазо смотрел он на мир, широко раскрытыми веждами. Всего, без края, хотел изведать".

Дорофеев, А. Путь наш далёк /А. Дорофеев. – М.: Малыш, 1991.
  В рассказе «Путь наш далек» читатель продолжает знакомство с «морской наукой» царя Петра. Настало время построить первый большой русский военный корабль и спустить в Белое море. Для этого Пётр направляется в Архангельск. Сделав своих приближенных капитанами и адмиралами, сам царь назначил себя простым корабельным шкипером, чтобы личной службой на корабле заслужить высокое морское звание.
  В рассказе мы уже видим не просто Петра-ученика, но Петра-строителя, Петра-ремесленника. Царь активно занимается физическим трудом. Во время постройки кораблей лично строгает доски, рубит деревья, таскает на плечах тяжести. Особенно его привлекает токарное мастерство, он любит вытачивать из дерева различные необходимые вещи. В рассказе много и юмористических сценок, связанных с царским шутом Ермолаем-да-Тимофеем.
  В центре произведения Дорофеева о Петре выход в Белое море вместе с царём первого большого русского корабля и морской шторм, который чуть не стал для корабля гибельным. Но смелый царь и его умелая команда первых русских моряков смогли справиться с сильным штормом и благополучно привести корабль в тихую бухту.

Елагин, С.И. История русского флота. Период Азовский /С.И. Елагин. – Воронеж: Центр. – Черноземн. кн. изд-во, 1997. – 352 с.
  Капитан I ранга, правитель канцелярии Морского учёного комитета Сергей Иванович Елагин разработал план написания истории русского военно-морского флота и собрал для нее огромный материал. Сам исследователь успел подготовить к печати только первый том, который впервые был издан в 1864 г. под названием "История Русского флота. Период Азовский". К сожалению, ранняя смерть исследователя не позволила осуществить его обширные планы.
  Книга посвящена целиком Азовскому и Воронежскому периодам, важность которых сам автор подчеркивал. Елагин пишет, например, о причинах, побудивших Петра I к строительству военных судов в Воронеже, государственных решениях и указах на этот счет и о том, как они выполнялись. Автор подробно рассказывает, как происходил отвод лесов на корабельное дело, создавались кумпанства, как нанимались зарубежные мастера, оснащался и вооружался флот. В книге немало материалов о быте и нравах первостроителей.
  Отрывок: «Первый отряд галер под командованием Государя, вышедший из Воронежа 3 мая, прибыл в Черкаск 15-го». Дата прибытия Петра в Черкаск в записках А. Ригельмана указывается 9 мая, поэтому возникают сомнения о точной дате прибытия царской галеры в Черкасск. До прибытия Петра, 3 мая войсковой атаман Фрол Минаев отправил станичного старшину Леонтия Позднева с 250 казаками на легких казачьих стругах к Азовскому морю «для промысла над неприятельским флотом».

Загоскин, М.Н. Брынский лес /М.Н. Загоскин. – М.: Вече, 2015.
  Михаил Николаевич Загоскин (1789-1852) вошел в историю русской литературы как романист, автор известных прозаических произведений из русской истории: "Юрий Милославский" (1829), "Рославлев" (1830), "Аскольдова могила" (1833) и др.
  Роман "Брынский лес" Михаила Николаевича Загоскина  раскрывает один из эпизодов начала царствования великого самодержца, юного Петра I. Это увлекательное повествование об опасных и забавных приключениях молодого стрельца Левшина, искреннего сторонника будущего переродителя России.
  Отрывок из романа: «…Во все это время юный государь стоял на царском месте; его грозный, но спокойный взор был устремлен на толпу стрельцов, которые не принимали участия в усмирении мятежников; казалось, он чувствовал, что только один всемощный взор помазанника Божия мог сковать буйную волю крамольных стрельцов, готовых стать грудью за своих сообщников. Когда в палате не осталось ни одного раскольника, то державшие их сторону стрельцы стали также выходить понемногу. Эта вовсе неожиданная развязка, разрушив все замыслы дерзких бунтовщиков, превратила их в толпу робких преступников, которые помышляют только о том, чтоб избегнуть заслуженного наказания. Одни из них пробрались потихоньку на Лыков двор — этот главный притон мятежных стрельцов, а другие присоединились даже к тем, которые гнали из Кремля раскольников. Вскоре не осталось во всей Грановитой палате никого, кроме государя Петра Алексеевича, нескольких ближних его бояр и всего духовенства. Тогда началось умилительное зрелище, о котором повествуют летописцы. Престарелый патриарх Иоаким, а вместе с ним и весь священный синклит, спасенный единым словом державного отрока, пали к стопам его. Владыка православной церкви русской, святители московские, все пастыри духовные — старцы, поседевшие в подвигах веры, трудах и молитвах — у ног десятилетнего ребенка!.. Но этот ребенок был уже великий муж духом, мудростью и силой своей непреклонной воли…»

Законодательство Петра I /Клеандрова В.М., Колобов Б.В., Кутьина Г.А., Новицкая Т.Е., и др.; Отв. ред.: Новицкая Т.Е., Преображенский А.А. - М.: Юрид. лит., 1997. - 880 c.
  Законодательство Петра I - одно из самых интересных явлений в мировой истории права. Оно вобрало в себя опыт законодательной деятельности его предшественников на царском троне и вместе с тем результаты законотворчества иностранных государей. Многие законы, издававшиеся Петром I, являлись одновременно юридическими и идеологическими документами, оформлявшими и объяснявшими те или иные государственные реформы.

Каштанов, Ю. Северная война /Ю. Каштанов. – М.: Белый город, 2003.
  Книга рассказывает о длительной и кровопролитной войне Российского государства, которую вел Петр I со Швецией с 1700 по 1721 год.
  В конце XVII века молодой и деятельный русский царь Петр I решил отвоевать у Швеции берега Балтийского моря. Издавна русские владели теми землями, что простирались за Ладожским озером. Строились ладьи, купцы плавали за море в иные края и возили туда русский мед, лен, пеньку и многие другие товары. Однако в XVI—XVII веках в ходе длительных войн эти земли оказались под властью могущественного и сильного государства — Швеции. Россия в то время значительно отставала в военном отношении от ведущих европейских государств.
  Русские бояре, окружавшие молодого царя Петра, противились стремлениям Петра реформировать армию. «Зачем, — говорили они, — нам то море. Жили и без него. Мы сыты, тысячи крестьян работают на нас, не разгибая спины. Мы никого не трогаем и нас трогать не будут...» Но Петр и его верные соратники полагали иначе: «Нужно развивать государство. Без моря и торговли страна погибнет. Необходимо создавать сильную армию, могучий военный флот. Вся Европа развивается, богатеет. На огромных верфях строят мощные многопушечные корабли, в больших городах ставят заводы, развиваются фабрики, мануфактуры, на которых производят прекрасные товары и новейшее оружие. Пройдет время, и отсталая Московия может превратиться в колонию передовых европейских стран, как Америка, населенная дикарями, или Африка...»

Калинов, В. Российский флот /В. Калинов. – М.: Белый город, 2003.
  Книга Виктора Калинова знакомит с историей российского флота от первых кораблей времён Алексея Михайловича до кораблей современных.
   Отрывок из книги: Парусный флот России
  С правлением Петра I связано создание военного флота. Начиналось это, как и формирование сухопутной армии, с "потех". На Переяславском озере строится "потешный флот". Участвуют в строительстве голландские мастера, осевшие в России со времен царя Алексея Михайловича. В 1692 г. на воду были спущены 2 малых фрегата и яхты и Петр провел первые маневры на Плещеевом озере.
К 1693 г. на верфи в Архангельске были построены 2 корабля, а третий - " Святое пророчество" (с 44 пушками), пришел из Голландии. В 1694г. в Архангельск была по частям доставлена предназначавшаяся для Каспийского моря 32 весельная галера. Не собирая, ее перевезли в село Преображенское под Москвой и по этому образцу изготовили части еще 22 галер и 4 брандеров...
  Царь повелел к 1 апреля 1698г. всем, кто имеет во владении 100 и более крестьянских дворов, стоить корабли. Купечество и горожане также обязаны были построить 12 кораблей. Когда купцы пытались отделаться сбором денег, то Петр увеличил им задание еще на 2 корабля.

Ключевский В. Исторические портреты. «Петр Великий» /В. Ключевский. – М.: Правда, 1990.
  Василий Осипович Ключевский — вероятно, самый популярный русский историк. Его мало кто читал, но многие цитируют сакраментальное: «История ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков». Немалая часть величия Ключевского заключается в способности облекать самые сложные идеи в краткие и хлесткие афоризмы.
  Обобщающим трудом Ключевского стало издание его курса лекций по русской истории, подготовленное по собственным планам и заметкам, а также по студенческим конспектам. Оно выходило с 1904 года, в эпоху буйного цветения русской науки и культуры, среди политического смятения и всеобщего переосмысления ценностей.
  «Исторические портреты» В.О.Ключевского – это блестящие характеристики русских князей, монархов, летописцев, священнослужителей, полководцев, дипломатов, святых, деятелей культуры.
  Отрывок: «Петр был гостем у себя дома. Он вырос и возмужал на дороге и на работе под открытым небом. Лет под 50, удосужившись оглянуться на свою прошлую жизнь, он увидел бы, что он вечно куда-нибудь едет. В продолжение своего царствования он исколесил широкую Русь из конца в конец – от Архангельска и Невы до Прута, Азова, Астрахани и Дербента. Многолетнее безустанное движение развило в нем подвижность, потребность в постоянной перемене мест, в быстрой смене впечатлений. Торопливость стала его привычкой. Он вечно и во всем спешил. Его обычная походка, особенно при понятном размере его шага, была такова, что спутник с трудом поспевал за ним вприпрыжку. Ему трудно было долго усидеть на месте: на продолжительных пирах он часто вскакивал со стула и выбегал в другую комнату, чтобы размяться. Эта подвижность делала его в молодых летах большим охотником до танцев. Он был обычным и веселым гостем на домашних праздниках вельмож, купцов, мастеров, много и недурно танцевал, хотя не проходил методически курса танцевального искусства, а перенимал его «с одной практики» на вечерах у Лефорта».
  Отрывок: «Будничную жизнь свою он старался устроить возможно проще и дешевле. Монарха, которого в Европе считали одним из самых могущественных и богатых в свете, часто видали в стоптанных башмаках и чулках, заштопанных собственной женой или дочерьми. Дома, встав с постели, он принимал в простом стареньком халате из китайской нанки, выезжал или выходил в незатейливом кафтане из толстого сукна, который не любил менять часто; летом, выходя недалеко, почти не носил шляпы; ездил обыкновенно на одноколке или на плохой паре и в таком кабриолете, в каком, по замечанию иноземца-очевидца, не всякий московский купец решился бы выехать. В торжественных случаях, когда, например, его приглашали на свадьбу, он брал экипаж напрокат у щеголя сенатского генерал-прокурора Ягужинского».

Князьков, С. Из прошлого русской земли. Время Петра Первого /С. Князьков. – М.: Планета, 1991.
  Автор книги - Сергей Александрович Князьков (1873-1920) - видный отечественный историк, автор крупных трудов по истории Московской Руси и эпохи Петра I.
  Автор воссоздает широкую картину жизни России, осуществлявшей кардинальные реформы практически во всех областях общественного устройства - в сфере государственного и военного строительства, промышленности и торговли, культуры и просвещения, развития городов и положения сословий. Книга предоставляет читателю обилие фактического материала о жизни Петра Первого и существенно дополняет характеристику выдающегося исторического деятеля России. Издание содержит множество иллюстраций.

Колыбель флота. Родники липецкие
  «Родники липецкие» - альманах об историко-культурном, промышленно-военном наследии края. Выпуск "Колыбель флота" посвящен событиям 300-летней давности на берегах Воронежа-реки. Инициатором и редактором серии книг и альманахов «Родники Липецкие» является Сергей Панюшкин- литератор, просветитель-краевед и историк.
  Стихотворение Михаила Ломоносова из альманаха "Колыбель флота".

Гора, что Горизонт на суше закрывала,
Внезапно с берегу на быстрину сбежала,
Между палат стоит, где был недавно лес;
Мы веселимся здесь в средине тех чудес.
Но мы бы в лодочке на луже чуть сидели,
Когда б великого Петра мы не имели.
Май 1749

Корнилович, А.О. Андрей Безымянный /А.О. Корнилович. – М., 2009.
  Корнилович Александр Осипович — писатель-декабрист, историк, автор исследований и повестей, посвященных эпохе Петра I, и «Жизнеописания Мазепы», послужившего вступлением к поэме К. Ф. Рылеева «Войнаровский».
  Состоял в Южном обществе, был осужден, отправлен в Нерчинские рудники, но вскоре возвращен в Петербург для дополнительных допросов. Около пяти лет провел в заключении в Петропавловской крепости, потом был послан рядовым на Кавказ. Во время похода против горцев в Дагестан в 1834 году Корнилович заболел лихорадкой и умер.
  В повести Корниловича отражён быт и культура петровской эпохи. Увлеченный историческим предметом повествования, писатель представляет Петербург с его дворцами, соборами, Сенатом, Адмиралтейством, Аничковым мостом… во всей его «странной пестроте и разнообразии»: пышности и убогости, простоте и тесноте, перечисляет именитых жителей города, слободы, улицы. В повести изображается заседание Сената и его участники – окружение Петра, воспроизводится распорядок дня, занятия государя. Описываются развлечения в Летнем саду и на ассамблее в доме Меншикова.
  Сам рассказ о судьбе героев не избежал условностей и романтических штампов. Здесь представлены восторги первой любви, коварные «клевреты», мешающие счастью влюбленных, ночное преследование, таинственная избушка в лесу и старуха, похожая на ведьму, счастливый случай – встреча с другом, разговор с Петром и, наконец, благополучное разрешение всех несчастий.
  Образ жизни наших дедов был не тот, что ныне. В царствование Петра I присутствие в казенных местах начиналось летом в шесть часов, кончалось в двенадцать. Государь вставал в три часа утра, в четыре выходил для обозрения городских работ и возвращался во дворец около полудня, а дабы от девятичасового воздержания не ослабеть, повелел учредить в трех концах города трактиры, куда заходил перекусить: один в своем кабинете редкостей (ныне Музей императорской Академии наук), находившемся в то время у Смольного двора, другой неподалеку от тогдашней Канцелярии Сената, на площади собора св. Троицы (что на Петербургской стороне), а третий поблизости Адмиралтейства, где ныне здание Сената. Последние два трактира назывались австериями - первая царской, вторая австерией князя Меншикова, потому что сей вельможа, переправляясь чрез Неву из своего дворца на Адмиралтейскую сторону, к ней всегда приставал. Обыкновенный завтрак Петра состоял из рюмки водки и куска ржаного хлеба с солью. Все люди, порядочно одетые, имели право на вход в австерию и на ту же порцию, которая и выдавалась им за счет государя. За прочие требования платили по таксе, подписанной самим царем. Петр поощрял собрания в австериях, полагая оные в числе средств к сближению сословий, дотоле разделенных местничеством.
  Государь Петр I ходил сам в толстом сукне и заплатанных башмаках, предпочитал щи, солонину и ржаной хлеб блюдам утонченной французской кухни, но хотел, чтоб окружающие его лица жили с пышностью, соответственною их звания. Князь Александр Данилович, носивший титул владетельного, в угодность царю и собственному честолюбию устроил дом свой по образцу мелких немецких государей. На его половине пажи, камер-юнкеры, камергеры; на половине княгини-фрейлины, камер-фрейлины, вообще все придворные чины.

Кривошлык, М.Г. Исторические анекдоты из жизни русских замечательных людей /М.Г. Кривошлык. – М., 1991
  Эта книга увидела свет в конце XIX века и выдержала несколько изданий. М. Кривошлык называл "анекдотами" небольшие рассказы из жизни русских замечательных людей, чьи биографии, каждая по-своему, определяли развитие истории России.
  Отрывок: Петр Великий весьма любил и жаловал Ивана Михайловича Головина и послал его в Венецию учиться кораблестроению и итальянскому языку. Головин жил в Италии четыре года. По возвращении оттуда, Петр Великий, желая знать, чему выучился Головин, взял его с собою в адмиралтейство, повел его на корабельное строение и в мастерские и задавал ему вопросы. Оказалось, что Головин ничего не знает. Наконец, государь спросил:
  — Выучился ли хотя по-итальянски? — Головин признался, что и этого сделал очень мало.
  — Так что же ты делал?
 — Всемилостивейший государь! Я курил табак, пил вино, веселился, учился играть на басу и редко выходил со двора. — Как ни вспыльчив был государь, но такая откровенность очень ему понравилась. Он дал ленивцу прозвище князя-баса и велел нарисовать его на картине сидящим за столом с трубкою в зубах, окруженного музыкальными инструментами, а под столом валяются металлические приборы. Петр Великий любил Головина за прямодушие, верность и ум и в шутку всегда называл его ученым человеком, знатоком корабельного искусства.
  Петр Великий вздумал, по корабельному обычаю, купать небывавших еще в Каспийском море. Государь и себя не исключал при этом. За ним последовал и адмирал и прочие, хотя некоторые боялись, сидя на доске, трижды опускаться в воду.
  Всего более вышла потеха при купании Ивана Михайловича Головина, которого Петр обыкновенно называл адмиралтейским басом. Государь стал сам его спускать и со смехом говорил:
  — Опускается бас, чтобы похлебал каспийский квас!

Крутогоров, Ю.А. Петр Первый /Ю.А. Крутогоров. – М.: Белый город, 2010.
  Юрий Абрамович Крутогоров – автор более тридцати книг для детей, от самых маленьких, кому он любил рассказывать, «как речка в дом пришла», как шьют башмачки, и как выращивают зерно, и до тех, кто постарше.
  Книга посвящена жизни и правления Петра 1. Описаны основные моменты жизни и царствования Петра: отъезд из Москвы с целью обучения морскому делу и строительству кораблей, период Стрелецкого мятежа и Северной войны, которая имела целью получить выход к Балтийскому морю, учреждение первой в России "школы математических и навигационных наук". Очень познавательно описание флота Петра I, вооружения и армии, которые прославили себя славными победами.
  Петр Первый и сам жил во благо своей страны, и других наставлял: "Делайте добро Отечеству, служите ему верой и правдой".
  Отрывок: «Пётр - единоличный царь всея Руси! Не по нему, однако, запираться во дворце, жаловать ручку для лобызаний (не по-царски мозолистую), изредка выезжать в народ, дабы облагодетельствовать подданных. И дуреть от духоты, тёмных речей в Грановитой думной палате. Богатому царскому облачению он предпочитает солдатский сюртук, ботфорты, а шапке Мономаха- треуголку. Державная власть не умерила молодечества, мальчишеского озорства, любви к военным увеселениям.
  И на Плещеевом озере - свои сражения. Там, у Прешбурга - Марсовы игры на полях, тут – Нептуновы на водах. В Переславль, где стоят парусники, прибывает спешный гонец: «Государь, персидский посол дожидается приёма». «Что? Посол? Персидский? Не к спеху. Обождёт».
  Как же застойна, темна, тосклива московская жизнь! Так жить Петру невмоготу. В нем кипит неуемная энергия, она, как петардами, взрывается шумными проказами, шутовством, забавами …»
  Познакомьтесь с небольшим отрывком из книги об освобождении Азова от турок. Турок нельзя было одолеть без флота, для выхода в два моря и …:
   «...начнем строить флотилию на Дону. Почти три десятка работных людей силком доставили на стройку. Пылают горны в кузнецах, куют якоря, скобы, цепи. Топор словно прирос к рукам Петра. Он пишет в Москву: «В поте лица едим хлеб свой» И это чистая правда. Царствовать для него-это и плотничать, когда того требует жизнь. За год со стапелей сошла целая флотилия. Триста гребных и парусных струг. Десятки галер .Вооруженных одной, а то и двумя пушками.
  Про защитников Азовской крепости Петр скажет: « Крепко осиное гнездо турок, шершни их больно кусают». Вот теперь надобно решительно покончить с этим гнездом. На несколько вёрст растянулась по Дону новая флотилия. На капитанском мостике первой впереди идущей галеры, - сам Петр. Вот чего турки не ожидали, так это вооруженных российских судов. Откуда? В таком большом количестве? Меж тем гребные и парусные струги галеры запирают Азов со стороны моря. Турецким кораблям не пробиться к осажденным. Численное превосходство флотилии Петра подавляют турок.
  ….Вперед! С нами Бог!- в атаку пошли преображенцы.
  - С нами государь! На приступ!. Наперевес с мушкетами семеновцы ворвались в зияющие бреши крепостной стены. Бывшие «потешные робятки» показали, на что способны. В завязавшейся рукопашной схватке крушили врага.
  Крепость пала, ключ к выходу в два моря был в руках у Петра.
  Весть об азовской победе радостно облетела Россию…»

Мавродин, В.В. Пётр I /В.В. Мавродин. – М.: Молодая гвардия, 1948.
  В книге советского историка В.В. Мавродина прослеживается история Русского государства на рубеже XVII-XVIII вв.; раскрывается значимость петровских реформ в деле преобразования всех сторон жизни государства; рассматривается вся совокупность проблем, связанных с анализом развития общественно-политической мысли в России.
  На большом историческом фоне автор даёт яркую биографию Петра I, патриота своей страны, выдающегося государственного деятеля, полководца и дипломата, показав при этом не только, прогрессивные, но и некоторые теневые стороны его деятельности.
  Соблюдая хронологическую последовательность, автор, в виде отдельных небольших законченных очерков, изложил основные события истории русского государства со дня рождения Петра (1672) и до конца его царствования (1725).
  Книга открывается интересным описанием жизни Петра при Алексее Михайловиче и при царе Фёдоре Алексеевиче, изложением грозных, кровавых событий стрелецкого восстания 1682 г., которое произвело на Петра неизгладимое впечатление. Автор показал характерные особенности внешней и внутренней политики Московского государства при Фёдоре Алексеевиче и в период правления, царевны Софьи и борьбу придворных группировок за власть.
  Рассматривая первые годы царствования Петра I, В. В. Мавродин даёт характеристику его боярского правительства (возглавляемого младшим братом матери Петра, Нарышкиным), которое было умереннее правительства Софьи Алексеевны и оказалось неспособным к решительной борьбе с отсталостью России. Это правительство не могло быть твёрдой и надёжной опорой Петра в его преобразовательных стремлениях.
  Пётр призывал непрерывно совершенствовать русское военное искусство. "Пётр поставил русское военное искусство на значительную высоту, внеся в него много такого, что ещё спустя более, чем полвека было новинкой в Западной. Европе". Он создал русскую военную школу, которую блестяще продолжил и развил А. В. Суворов. Он воспитал целую плеяду замечательных русских полководце" и флотоводцев, которые, восприняв его военную науку, укрепляли военную мощь страны, успешно громили врага и прославили русское оружие.
  Пётр I, отмечает автор, многому научился в Западной Европе, но вместе с хорошим, необходимым он привёз в Россию много бесполезного, чужеродного. "Чужеземные обычаи" в деятельности учреждений и в домашнем быту, иностранные слова - всё это насильственно вводимое Петром "с манера немецкого" нисколько не было лучше своего русского и вызывало естественное раздражение и ропот".
  В книге сделана интересная и ценная попытка осветить освободительный характер Прутского похода Петра I для славян Балканского полуострова, возлагавших большие надежды на помощь русского народа в их борьбе против турецкого владычества. "В представлении балканских славян, - пишет автор, - Россия заслуженно выступала в роли братской державы-освободительницы". Этот вывод автор удачно подкрепляет интересными историческими фактами, получившими яркое отражение в поэзии и песенном творчестве южных славян.
  Книга В. Мавродина является значительным вкладом в советскую историческую науку о Петре I.

1Петр3

Маркина Л.А. Сказка о царе Петре I и столице Санкт-Петербурге /Л.А. Маркина. – М.: Арт-Волхонка, 2014
   Автор книги - Людмила Алексеевна Маркина - заслуженный работник культуры Российской Федерации, доктор искусствоведения, заведующая отделом живописи XVIII – первой половины XIX века Государственной Третьяковской галереи, профессор Российской академии живописи, ваяния и зодчества.
  Книга рассказывает о детстве и юности русского императора Петра Великого. Это исторически достоверные, но подчас неожиданные и малоизвестные истории. Читатели узнают, как в детстве Петр учился не бояться воды и мечтал о собственном флоте; как, повзрослев, строил Санкт-Петербург, вводил европейскую моду и основывал Кунсткамеру. Иллюстрируют книгу живописные работы Виталия Ермолаева, воссоздающие атмосферу Москвы и Санкт-Петербурга эпохи Петра I .
  "Давным-давно, маия 27-го в лето 1703-е, в устье реки Невы царем Петром был заложен камень «в основание нового града». Назван был град в честь государева покровителя - святого апостола Петра"… Так начинается историческая сказка о царе Петре I и столице Санкт-Петербурге.

Марков, А.С. Пётр Первый и Астрахань /А.С. Марков. – М., 1994.
  Автор книги – Александр Сергеевич Марков – известный астраханский писатель-краевед. Он автор более двадцати книг.
  В книге «Петр I и Астрахани» автор собрал все, что объединяет Петра Великого и его державный интерес к древнему городу, южному форпосту России. До Маркова это тема бедно освещена в исторической литературе, поскольку почти не были исследованы связи Петра I с Востоком и его интерес к укреплению государства Российского на южных рубежах, в Астрахани. Великодержавный правитель представлен в книге Маркова не как проезжий путешественник, а как заинтересованный и властный хозяин.
  «Поистине книги Маркова – словно машины времени – переносят нас в удивительно достоверный живой мир, осененный памятью и историей одновременно. Стремление писателя не удивить, а убедить, придает его книгам особую притягательность, скромность и простоту языка, меткость сравнений. Все это служит одной целью - учит нас хранить Память, чувствовать причастность к славным делам предков, гордится этим, соизмеряя их дела меркой сегодняшнего дня» - писал о Маркове в газете «Комсомолец Каспия» Ю.Самарский.
  Петру I для военных надобностей нужно было много селитры и высшего качества. Ему доложили, что под Астраханью есть земля, богатая селитрой, и царь распорядился начать там в 1703 году строительство завода на 20 котлов. Предполагалось обслуживать завод наёмными работниками, а золу и дрова получать путём подряда.
  Астраханскому воеводе Тимофею Ржевскому полетели срочные предписания, где и как строить этот небывалый для здешних мест завод. Но Ржевский перепоручил это важное дело Ивану Большому-Баженову. Все снабжение завода поручалось купцу гостиной сотни Ивану Артемьеву. К зиме 1704 года было установлено десять котлов. Но очень плохо обстояло дело с перевозкой в Москву готовой селитры. Не хватало судов. И Тимофей Ржевский применяет крутые меры, граничащие с произволом. Он конфисковал самые разные суда стрельцов, посадских, крестьян. Воевода обещал выдать за это вознаграждение, но, как видно из челобитной посадского человека Гаврилы Ганчикова, владельцы судов так и не получили обещанных денег. Так же насильно отбирали у астраханцев дрова для нужд селитренного завода.
Но настоящей головной болью для воеводы была нехватка на заводе рабочих рук. В Астрахани и по торгам был брошен клич, чтоб гулящие и праздные люди «шли к записке для найму на селитренные работы...».
  Однако желающих было мало. Очень уж тяжким и вредным считался этот труд. Петра I такая медлительность бесила, и он через Приказ Казанского дворца направил в Астрахань специальных представителей, стольников Герасима Мансурова и Петра Баскакова. Воевода должен был оказывать им всяческое содействие. Мансуров проявил рвение, и в мае 1704 года были установлены новые котлы, ещё большей ёмкости. Завод окружили деревянной острожной стеной, обнесли высоким валом, по углам сделали пушечные реданы. Были построены избы для солдат, сараи для хранения дров, золы и селитры. Возведены дом управителя, канцелярия, баня, караульня и длинные амбары с множеством печей, где в огромных котлах клокотало ядовитое варево. На заводе работали вначале по найму только вольные работные люди, да по петровскому приказу — пешие солдаты. На временные работы с Делового двора выделяли кузнецов, бондарей, плотников. Уже в первые месяцы многие из работных людей заболели. Их с трудом заменили новыми, а затем решили использовать на заводе труд колодников и каторжников.

Масси, Р. К. Петр Великий: в 3-х т. /Масси Р. К. - Смоленск: Русич, 1996. – 462 с.: ил.
  Труд знаменитого американского историка рассказывает о начале жизни и правления легендарного русского царя-реформатора в книге «Петр Великий. Прощание с Московией». В книге «Петр Великий. Деяния самодержца» он подробно рассматривает ход противостояния России и Швеции, победив в котором Петр I превратил свою страну в могущественную империю. В книге «Петр Великий. Ноша императора» американский историк описывает завершающий период правления первого русского императора.

Медведев, И.А. Петр I. Добрый или злой гений России /И.А. Медведев. – М., 2015.
  Медведев Иван Анатольевич - автор нескольких книг и порядка ста журнальных публикаций. Работает в историко-приключенческом жанре. В творчестве придерживается формулы: «Все жанры хороши, кроме скучного».
  Беспристрастная, объективная и увлекательная биография Петра I. Кто он, выдающийся правитель земли Русской и основатель Великой Империи или жестокий тиран, ввергнувший страну в затяжную разорительную войну, обрекший народ на жертвы и лишения ради целей, которые того не стоили? Буйный крушитель самобытной России и обособленного пути ее исторического развития или гений, указавший ей дорогу в новый мир достойного будущего? Сложная и противоречивая личность самого неординарного русского царя раскрывается автором, как через его частную жизнь, так и в процессе масштабных государственных и общественных преобразований в непростое и уникальное для России время.
  «Петр – личность уникальная. До него в мировой истории не было подобных примеров, когда на протяжении одной жизни какому-либо реформатору удалось изменить облик огромной страны, заставить ее совершить столь мощный модернизационный рывок, переломившим могучей волей и впечатляющими трудами сам ход истории. И никакой другой народ не совершал такого подвига, хотел он этого или нет, какой совершил русский народ вместе со своим царем. Несомненно, Петр I гениальный стратег и блестящий тактик, выдающийся полководец, политик и государственный деятель. Но называться великим в первую очередь ему дала право безмерная и безудержная любовь к родине, которую он обрушил на Россию, как торнадо, поднял страну на дыбы, вырвал ее из болота средневековья, укротил кнутом и, вонзая шпоры, погнал в науку, к прогрессу и могуществу». И.А. Медведев
  Отрывок: Детство и юность царевича
  "Как только первые лучи восходящего солнца позолотили купола кремлевских соборов, православный благовест известил народ российский о рождении царевича, которому астрологи предсказали великое будущее. На дворе занималось утро 30 мая 1672 года.
  Особенно радовался рождению сына его отец – самодержец всея Руси Алексей Михайлович Романов по прозвищу Тишайший. Женатый вторым браком на Наталье Кирилловне Нарышкиной, он надеялся на более здоровое потомство: его сыновья от первого брака – Федор и Иван – имели явные признаки вырождения династии. При крещении младший царевич получил имя Петр и оправдал надежды счастливых родителей: рос здоровым, сильным, красивым, подвижным и жизнерадостным ребенком, впрочем, вполне обычным, не проявляя никаких особенных дарований. Как тысячи других мальчиков того времени его в первую очередь интересовали военные забавы, для которых юный царевич располагал полным игрушечным арсеналом – саблями, пиками, бердышами, луками, стрелами, пищалями, лошадками, барабанами, знаменами… По традиции товарищами его игр становились сверстники из самых знатных боярских родов.
  Петру не исполнилось и четырех лет, когда скоропостижно скончался его отец Алексей Тишайший. На московский престол взошел старший сын почившего царя – Федор, мальчик 14 лет, страдающий тяжелой формой заболевания ног. У трона юного царя началась борьба за власть между его родственниками по материнской линии Милославскими и влиятельным министром двора Артамоном Матвеевым, воспитателем и благодетелем матери Петра, за которым стоял клан Нарышкиных. Противостояние закончилось падением Матвеева и удалением Нарышкиных от двора. Наталья Кирилловна поселилась с сыном в подмосковном селе Преображенское.
  Болезнь Федора прогрессировала. Ноги молодого царя распухли так, что он почти потерял способность двигаться. Незадолго до своей смерти Федор простил Артамона Матвеева, повелел вернуть его и братьев Нарышкиных из ссылки. Федор процарствовал шесть лет, успел жениться два раза, но потомства не оставил.
  Перед Боярской Думой встал вопрос: кому быть царем – Ивану или Петру? Первому на тот момент было пятнадцать лет, второму – десять. Федор не оставил четких указаний, кто из его братьев наследует московский трон. Слабоумный и полуслепой Иван не то что государством, собой был управлять не в состоянии. Петр еще слишком юный. Несмотря на малолетство младшего царевича, большинство бояр и патриарх Иоаким держали его сторону. Некоторые указывали на первородство Ивана. Чтобы окончательно решить вопрос, бояре с патриархом вышли на Красную площадь и спросили глас народа. Слабоумие Ивана было широко известно. Следуя здравому смыслу, народ прокричал за Петра".

Мережковский, Д.С. Петр и Алексей: роман /Дмитрий Мережковский. - Москва: Современник, 1994. – 509 с.
  «В числе молодых людей, отправленных Петром Великим в чужие края, для приобретения сведений, необходимых государству преобразованному, находился его крестник, арап Ибрагим. Он обучался в парижском военном училище, выпущен был капитаном артиллерии, отличился в Испанской войне и, тяжело раненный, возвратился в Париж. Император посреди обширных своих трудов не преставал осведомляться о своем любимце и всегда получал лестные отзывы насчет его успехов и поведения. Петр был очень им доволен и неоднократно звал его в Россию, но Ибрагим не торопился. Он отговаривался различными предлогами, то раною, то желанием усовершенствовать свои познания, то недостатком в деньгах, и Петр снисходительствовал его просьбам, просил его заботиться о своем здоровии, благодарил за ревность к учению и, крайне бережливый в собственных своих расходах, не жалел для него своей казны, присовокупляя к червонцам отеческие советы и предостерегательные наставления».

Митяев А.В. Как Россия стала морской державой / А.В. Митяев. – М.: Издательство Оникс, 2009. – 224 с.: ил. – (Библиотека российского школьника).
   Книга «Как Россия стала морской державой» перенесёт читателя в XVI—XVIII века, расскажет о важнейших битвах русской армии и флота, о великих полководцах и флотоводцах. Также она расскажет о первых шагах России к морям, о важнейших битвах и славных победах русской армии и флота, о Петре Великом.

Молчанов, Н.Н. Петр I /Н.Н. Молчанов. - М.: Алгоритм, 2003. - 476 с.: ил. (Политические биографии)
  В книге профессора Н.Н. Молчанова освещается внешняя политика и дипломатия России в период петровских преобразований. В ней раскрывается яркая картина борьбы русского народа за укрепление независимости, могущества России, за превращение ее в великую европейскую державу. Для художественного оформления книги использованы картины и гравюры русских и зарубежных художников.
  Все знают о выдающихся реформах Петра I в области государственной, в армии, на флоте. Однако мало кому известно, что Петр по сути являлся создателем новой русской дипломатии. Успешное преодоление сопротивления всей Европы, предотвращение попыток создания антироссийской коалиции, личное воздействие на современников - все это можно записать в актив Петра. В этой книге автор расследует дипломатическое искусство великого реформатора.
    Афоризмы Петра I
   "Мир - хорошо, однако при этом дремать не надлежит, чтобы не связали рук, да и солдаты чтобы не сделались бабами"
   "Неблагодарный есть человек без совести, ему верить не должно. Лучше явный враг, нежели подлый льстец и лицемер, такой безобразит человечество".
  "Когда государь повинуется закону, тогда не дерзнет никто противиться оному".

Мордовцев, Д.Л. Державный плотник /Д.Л. Мордовцев. – М.: Эксмо, 2008. – 400 с.
  Даниил Лукич Мордовцев – русский и украинский писатель, историк и публицист. Его сугубо исторические исследования имели у современников успех, сравнимый только с «Историей государства Российского» Н.М. Карамзина. Но история нам понятна тогда, когда мы можем понять чувства минувшего. Художественная проза Даниила Мордовцева исследует чувства и настроения ушедших эпох, она написана живым и образным языком, она экспрессивна и эмоциональна.
  Роман «Державный плотник» написан в 1895 году. Рассказывает о Петре Первом, как он решил основать город Санкт-Петербург с 1700 по 1703 год. В роман попали сражение под Нарвой и взятие Нотебурга и заканчивается роман основанием Санкт-Петербурга в 1703 году.

Новаковский В. И. Рассказы о Петре Великом /В.И. Новаковский. – М.: Панорама, 1992.
  Издание, напечатанное в 1896 году, посвящено основным этапам жизни русского царя Петра I. Это и описание обстановки семейной вражды, в которой проходило детство Петра, и Стрелецкие бунты, и борьба за власть с царицей Софьей, и поездка Петра в Голландию для изучения кораблестроения и мореплавания, и путешествие по Европе, - все, что помогло ему стать великим государственным деятелем и провести крупные реформы, направленные на преодоление отсталости России от передовых стран Запада.
  Гостинец Петра России. "Какой же гостинец для России привез Петр из-за границы? Он привез в богатырской душе своей новую Россию. Поехал, чтобы изучить кораблестроение и мореплавание; а приехал с исполинскою мыслию - пересоздать старую Русь и пустить в ней струю новой жизни. И у самого него теперь прибавилось силушки, от которой ему "грозно было, как от тяжелого бремени"; она выросла, разошлась в глубину и ширину от того света, который проникал в душу богатыря при взгляде на людей образованных, на их занятия и труды по указаниям науки, на их нравы, обычаи и жизнь, какой не было в России..."

Павленко, Н.И. Петр Великий / Н.И. Павленко. - Москва: Мысль, 1990. - 592 с.: ил. - (Библиотечная серия)
  Общественной фигуры, подобной Петру I, невозможно найти в истории человечества. По словам русского писателя и философа Д. Андреева, факт рождения в царской семье личности подобного масштаба и возможностей приходится один на миллион. За время его правления (последняя четверть XVII - первая четверть XVIII вв.) Россия преобразилась до неузнаваемости.
  Труды Н. И. Павленко о Петре — итог многолетней работы историка — представляют собой первую подлинно научную биографию царя. У работ Н. И. Павленко — одна основная, определяющая идея: Пётр I — деятель мирового масштаба. В авторском введении к книге о Петре специально подчёркивается, что преобразования первого императора имели «громадную общенациональную значимость. Они вывели Россию на путь ускоренного экономического, политического и культурного развития и вписали имя Петра — инициатора этих преобразований — в плеяду выдающихся государственных деятелей нашей страны».
  Под стать Петру были его жена императрица Екатерина I, его лучший друг и помощник Александр Меншиков и каждый из "птенцов" знаменитого "гнезда Петрова".
Это самый значительный и интересный период отечественной истории, который и сейчас вызывает споры и неоднозначные оценки ученых и политиков.
  Труд известного историка, заслуженного деятеля науки РСФСР Н. И. Павленко основан на источниках, опубликованных и неопубликованных, на монографиях дореволюционных и советских специалистов, а также на многолетних разысканиях самого автора. Книга повествует о преобразователе России Петре Великом - о его деяниях и личности, талантах и неутомимой энергии, успехах и неудачах на фоне событий того времени. Также в книге рассказывается об очевидцах этих великих перемен, сторонниках Петра Великого и людях, которые этим переменам противостояли.

1Петр4

Платонов, А. Епифанские шлюзы /Андрей Платонов. – М.: Время, 2019.
  Повесть Андрея Платонова написана в 1926 году. Одно из первых крупных произведений писателя.
  Трагичный рассказ в лесковской стилистике о временах Петра 1 и его преобразованиях, об английском инженере, который разлучился со своею любимой женой ради творческих свершений в новой, странной России.

Пушкин, А. Арап Петра Великого /А.С. Пушкин. – М.: АСТ, 2003
  "Арап Петра Великого" - первый исторический роман в русской литературе XIX века, который, несмотря на незавершенность, имел огромный успех у читателей.
  «Арап Петра Великого» — второе прозаическое произведение Пушкина, к созданию которого он приступил в 1827 году и продолжил работу до осени 1836 года. Роман так и не был завершен и авторского названия не получил.
  Несмотря на стремление следовать принципу исторической достоверности, ради выигрыша литературного качества Пушкин переосмыслил некоторые фактические события. В центре его повествования находится Ибрагим Ганнибал — баловень исторических обстоятельств с незаурядной судьбой, наделенный исключительными личными качествами. Царь Петр — его крестный отец, поэтому герой романа является непоколебимым сподвижником реформационных намерений правителя России, что настраивает против «арапа» представителей консервативной боярской среды, недовольной активной деятельностью царя-реформатора. [Источник Культура.РФ: https://www.culture.ru/books/84/arap-petra-velikogo ]
  «В числе молодых людей, отправленных Петром Великим в чужие края, для приобретения сведений, необходимых государству преобразованному, находился его крестник, арап Ибрагим. Он обучался в парижском военном училище, выпущен был капитаном артиллерии, отличился в Испанской войне и, тяжело раненный, возвратился в Париж. Император посреди обширных своих трудов не преставал осведомляться о своем любимце и всегда получал лестные отзывы насчет его успехов и поведения. Петр был очень им доволен и неоднократно звал его в Россию, но Ибрагим не торопился. Он отговаривался различными предлогами, то раною, то желанием усовершенствовать свои познания, то недостатком в деньгах, и Петр снисходительствовал его просьбам, просил его заботиться о своем здоровии, благодарил за ревность к учению и, крайне бережливый в собственных своих расходах, не жалел для него своей казны, присовокупляя к червонцам отеческие советы и предостерегательные наставления».

Пушкин,  А.С. История Петра I /А.С. Пушкин. - М.: Современник, 1999.
  "История Петра I" - незавершенный труд Пушкина - дошла до нас в виде обширного подготовительного текста, в котором Пушкин закрепил результаты изучения им Петровской эпохи. На основе этого текста (или так называемых "Материалов для Истории Петра Великого"), охватывающего в хронологическом порядке события петровского времени, Пушкин предполагал, как он сам сказал незадолго до смерти, написать свою "Историю Петра" "в год или в течение полугода" и затем "исправлять по документам". Таким образом, поэт считал задуманную им "Историю" подготовленной уже в такой степени, что надеялся в короткий срок закончить всю работу. Однако выполнить эту задачу и написать окончательный текст "Истории Петра" он не успел.
  Большая часть обширной пушкинской рукописи стала известна читателю лишь столетие спустя после смерти поэта, когда она была опубликована в 1938 г. в большом советском академическом издании его сочинений. Объясняется это тем, что после смерти Пушкина рукопись была запрещена Николаем I, затем затеряна и обнаружена только после революции - в 1917 г. До 1938 г. из нее известны были в печати лишь отдельные отрывки, составлявшие меньше одной четверти ее.
  «Петр родился в Москве в 7180 г., мая 30 (1672).
  Рождение царевича праздновали трехдневным торжеством при колокольном звоне и пушечной пальбе. Царь в знак своей радости даровал прощение осужденным на смерть, возвратил из ссылки преступников, роздал богатую милостыню, простил народу долги и недоимки, искупил невольников, заключенных за долги.
  Царевич был окрещен июня 29, в субботу, на праздник верховных апостолов Петра и Павла, в Чудовом монастыре, от патриарха Иоакима. Восприемниками были брат его царевич Феодор Алексеевич и тетка его, царевна Ирина Михайловна. Рассказывают, будто бы на третьем году его возраста, когда в день именин его, между прочими подарками, один купец подал ему детскую саблю, Петр так ей обрадовался, что, оставя все прочие подарки, с нею не хотел даже расставаться ни днем, ни ночью. К купцу же пошел на руки, поцеловал его в голову и сказал, что его не забудет. Царь пожаловал купца гостем, а Петра, при прочтении молитвы духовником, сам тою саблею опоясал. При сем случае были заведены потешные. Перед своею кончиною царь назначил приставниками к царевичу боярина Кирилу Полуехтовича Нарышкина и при нем окольничих князя Петра Ивановича Прозоровского, Федора Алексеевича Головина и Гаврила Ивановича Головкина. Царь Алексей Михайлович скончался 30 января 1676 года, оставя Петра трех лет и осьми месяцев».

Рассказы о Петре Великом.- М.: Оникс, 2008.- 159 с.: ил.- (Библиотека российского школьника)
  В сборнике собраны произведения и отрывки из произведений о первом русском императоре, стараниями которого Россия сначала превратилась в огромную и сильную империю, а потом - в великую державу.
  С.М. Соловьев, известный русский историк, писал, что Петр 1 был действительно Великим, как и прозвали его в народе. Петр не был славолюбцем. Он жил и трудился на благо народа и заботился только о народе. Он осознал, что его обязанность – вывести слабый, бедный, почти неизвестный народ из этого печального положения посредством цивилизации. Историк отзывается о Петре в восторженных тонах, приписывая ему все успехи России, как во внутренних делах, так и во внешней политике, он показал органичность и историческую подготовленность реформ: «Необходимость движения на новую дорогу была осознана; обязанности при этом определились: народ поднялся и собрался в дорогу; но кого-то ждали; ждали вождя; вождь явился» Жизнь его была сложной, до сих пор её изучает множество историков, и выявляют всё новые и новые интересные факты. Об этой знаменитой личности снято много документальных и художественных фильмов, трактатов, статей, романов, эссе, стихов.
  Это был гениальный ребёнок Российской империи. Чем только не увлекался этот мудрец: прекрасно рисовал, освоил работу каменщика, плотника, изучал зубоврачебное дело, даже хирургию. Четырнадцать ремёсел смог одолеть Пётр Алексеевич. Великий император был наследником династии Романовых, на престол он взошёл в 1682 году, когда ему исполнилось 10 лет.
  Много ярких людей было в нашей истории. Но нет среди них фигуры, равной Петру Первому. Из всемирно известных россиян он, пожалуй, самая грандиозная личность. Еще в ХVIII столетии Петр Первый оказался в центре внимания историков и писателей. Не исчез интерес к нему и в более поздние времена, и теперь. Могучая личность последнего русского царя и первого императора поражала воображение современников и потомков. Его стараниями Россия сначала превратилась в огромную и сильную империю, а потом - в великую державу. И остается такой уже 300 лет.

Романова А. Петр Первый. Император Всероссийский /А. Романова. – М.: Рипол-Классик, 2014. – 256 с.
  Личность Петра I можно смело назвать самой неоднозначной и противоречивой среди всех русских царей. Будучи умным и прогрессивным человеком, он железной рукой вел Россию к новому образу жизни, строго карая не подчинившихся его воле.
  Так кем же был Петр Великий? Блестящим полководцем, гениальным судостроителем, смелым реформатором или безумцем, который опередил своих современников по части ума, воли и работоспособности?
  Прочтя этот роман, вы откроете для себя Петра I с абсолютно новой точки зрения. В первую очередь, Первый Российский император был человеком, с детства узнавшим, что такое жестокость и беспощадность. Могло ли это не отразиться на маленьком мальчике, на плечах которого лежала ответственность за огромное государство? Но, вместе с тем, Петр был действительно велик - а история любит великих.

Рубинштейн Л.В. Дедушка русского флота  /Л.В. Рубинштейн. -
  В этой книге три исторические повести: в первой говорится о том, как московский мальчик, будущий царь Петр I поплыл на лодочке по реке Яузе и как впоследствии стал строить военно-морской флот России.
  Во второй повести рассказана история создания русской "гражданской азбуки" - той самой азбуки, которая служит нам и сегодня для письма, чтения и печатания книг. Создана она была во времена Петра I.
  Третья повесть переносит нас в Царскосельский Лицей, во времена юности поэтов Пушкина и Дельвига, декабристов Пущина и Кюхельбекера и их друзей.
Все три повести написаны на широком историческом фоне - здесь и старая Москва, и Полтава, и Гангут, и Северная война, и Царскосельский Лицей в Санкт-Петербурге в 1812 году.

Серб, А.И. Полтавское сражение /А.И. Серб. -
  Полтавская битва — крупнейшее генеральное сражение Северной войны между русскими войсками и шведской армией. Генеральное сражение Северной войны между русскими войсками под командованием Петра I и шведской армией Карла XII. Битва состоялась утром 8 июля 1709 года в 6 верстах от города Полтавы.
  Приказ Петра Первого перед Полтавской битвой: «Воины! Вот пришел час, который решит судьбу Отечества. И так не должны вы помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру врученное, за род свой, за отечество, за православную нашу веру и церковь. Не должна вас также смущать слава неприятеля, будто бы непобедимого, которой ложь вы сами своими победами над ним неоднократно доказывали. Имейте в сражении пред очами вашими правду и бога, поборающего по вас. А о Петре ведайте, что ему жизнь его не дорога, только бы жила Россия в блаженстве и славе, для благосостояния вашего».
  Роман известного писателя-историка Серба А.И. «Полтавское сражение» посвящен событиям Северной войны 1700-1721 гг. Центральное место в книге занимает подробный рассказ о знаменитых победах русской армии над шведами у Лесной и под Полтавой.
  Отрывок из романа: «Левее окна, возле которого стоял Петр, раздалось конское ржанье, стук многочисленных копыт. Бросив туда взгляд, царь увидел остановившуюся дорожную карету, окруженную сильным конвоем из русских драгун и казаков-реестровиков. Из кареты вылезали двое — один в европейского покроя кафтане зеленого цвета со многими блестящими пуговицами, в белых лосинах и с париком в руке, другой — в одежде казацкого старшины с молодцевато надетой набекрень шапкой — мазепинкой и с непременным для каждого отправлявшегося в любую дорогу казака арсеналом за поясом. Князь Александр Меншиков, с которым у Петра назначена сегодня встреча, и племянник Мазепы Андрей Войнаровский, которому Меншиков якобы подыскивал выгодную невесту из числа русской и польской титулованной знати, а на самом деле заложник при царевом любимце. Вдруг в доносе Кочубея и Искры была хоть капля правды и гетман начал косить глазом в сторону врагов России? Чем черт не шутит?..»

Сидорова, И. Наш Нижний Новгород /И. Сидорова, О. Наумова. – Нижний Новгород, Кварц, 2008
  В книге 7 глава полностью посвящена второму приезду императора в мае 1722 года в Нижний Новгород, а вообще Петр был в Нижнем Новгороде и в 1695 году во время своего первого похода на Азов, где останавливался в доме купца Ефима Чатыгина. В 1890 г. в этом доме организовали первый в Нижнем Новгороде исторический музей, названный Петровским.
  Отрывок из книги: "Второй раз проплывает Петр по Оке. Двадцать семь лет тому назад он впервые прошел от Москвы мимо этих берегов. С ним спускалось тогда целое войско - Преображенский, Семеновский и Лефортовский полки. Шли на 150 стругах. Да 40 стругов были с артиллерией и разными воинскими припасами. сам Петр был тогда молод - ему минуло 23 года, полон сил, всяких дерзких замыслов. он шел в первый большой поход - на завоевание турецкой крепости Азов. Петр уже тогда понимал: великая россия не может жить в стороне от Европы, ей надо выходить на морские просторы, торговать широко и свободно, перенимать европейские обычаи.
  Поход на Азов был тяжелым. Вышли сразу после ледохода, погода стояла холодная, ветреная. некоторые струги не поспевали за остальными - в них появилась течь. Другие тонули в пути, потому что не было умелых кормщиков. Часть солдат расхворалась неизвестно от чего и стала помирать. Из-за всех этих осложнений в Нижнем простояли больше недели, перегружая артиллерию на более надежные суда. Петр сам распоряжался, кричал, бранился, пускал в ход палку, если видел нерасторопность или неловкость."
  В Нижнем Новгороде установлен Памятник Петру I , открытый 24 сентября 2014 года напротив Зачатьевской башни Кремля. Работа выполнена известным нижегородским скульптором Алексеем Щитовым и архитектором Сергеем Шороховым.

Суслова Е.В. Мы живем в эпоху Петра I: энцикл. для детей / Е.В. Суслова. – М.: Пешком в историю, 2014. – 80 с.: ил.
  Эпоха Петра I – один из самых важных и переломных периодов в истории Российского государства. Читатели побывают в России конца XVII - начала XVIII и узнают о победах русского флота и армии, о том, как был основан Санкт-Петербург, и когда праздновали Новый год. Оригинальная энциклопедия для детей расскажет не только об основных событиях эпохи, но и повседневной жизни детей и их родителей. Куда пойти учиться? Почему на сладкое дают солёные огурцы? Какая игрушка никогда не сломается? Зачем мальчиков наряжают в платьица? Ответы на эти и другие вопросы из дворянского и крестьянского быта ждут ребят на страницах нашей энциклопедии.
  Это уникальное издание по истории России станет для читателей настоящим путеводителем в захватывающий мир прошлого.

Толстой, А.Н. Петр Первый / А.Н. Толстой. - М.: Дрофа, 2003. - 732 с.
  «Петр I» по праву считается одним из лучших исторических романов. Эта книга имела феноменальный успех в России и русском зарубежье. Историческая концепция Алексея Толстого многие годы вызывает споры и возражения, а художественная сила романа убедительна и притягательна для многих поколений читателей. Из череды стрелецких бунтов, из сумерек византийской косности выходит на передний план фигура порывистого и деятельного героя, способного творить новый отечественный пейзаж — со свежеструганными корабельными мачтами, с белоснежными морскими облаками, с веселой зыбью Балтики. Дремлющие силы народа, стиснутые боярской косностью и нищими углами, переплавляются в кипучую энергию «птенцов гнезда Петрова». Перековка России проходит в унисон со становлением железного провала под стенами Азова к большой победе под неприступной Нарвой.
Отрывок из романа А. Толстого "Петр Первый": "...Приплыви Петр не на длинных лодках, может быть, и он заразился бы спесью. Но он хорошо помнил и снова видел гордое презрение, прикрытое любезными улыбками у всех этих людей с Запада - от седобородого, с выбитыми зубами матроса до купца, разодетого в испанский бархат... Вон - высоко на корме, у фонаря, стоит коренастый, коричневый, суровый человек в золотых галунах, в шляпе со страусовым пером, в шелковых чулках. В левой руке - подзорная труба, прижатая к бедру, правая опирается на трость... Это капитан, дравшийся с корсарами и пиратами всех морей. Спокойно глядит сверху вниз на длинного, нелепого юношу в неуклюжей лодке, на царя варваров... Так же он поглядывал сверху вниз где-нибудь на Мадагаскаре, на Филиппинских островах, приказав зарядить пушки картечью...
  И Петр азиатской хитростью почувствовал, каким он должен появиться перед этими людьми, чем, единственным, взять верх над ними... Их нужно было удивить, чтобы такого они сроду не видывали, чтобы рассказывали дома про небывалого царя, которому плевать на то, что - царь... Бояре - пусть надуваются, - это даже и лучше, а он - Петр Алексеев, подшкипер переяславского флота, так и поведет себя: мы, мол, люди рабочие, бедны да умны, пришли к вам с поклоном от нашего убожества, - пожалуйста, научите, как топор держать..."

Фирсов, Н.Н. Петра творение: Памятники исторической литературы
  "Памятники исторической литературы" — новая серия электронных книг Мультимедийного Издательства Стрельбицкого. В эту серию вошли произведения самых различных жанров: исторические романы и повести, научные труды по истории, научно-популярные очерки и эссе, летописи, биографии, мемуары, и даже сочинения русских царей. Объединяет их то, что практически каждая книга стала вехой, событием или неотъемлемой частью самой истории. Это серия для тех, кто склонен не переписывать историю, а осмысливать ее, пользуясь первоисточниками без купюр и трактовок.
  Биографическая работа русского историка Н.Н.Фирсова (1864–1934) повествует о жизни и личности Петра I Великого. Автор значительное внимание уделяет личности царя — сложной, многогранной. Представить Петра типичным государем не получается и вряд ли получится. Фирсов активно очеловечивает образ царя, показывает, как мощная творческая натура Петра увлекла за собой консервативную Россию, рисковавшую навсегда остаться на задворках Европы.
  Книга Фирсова Ивана Ивановича "Петра творенье" возвращает нас к событиям минувшим, славным и героическим, навсегда вписанным золотыми буквами в ратную летопись Отечества. Художественно-документальное повествование расскажет читателю о зарождении русского флота, о его основателе Петре Первом.
  Отрывок из книги: " В первую среду апреля вернулся царь. Погода в тот же день запасмурила, заморосил дождь. На глазах съёживались и исчезали в придорожных канавах серо-грязные снежные завалы. Царь проехал прямо в Веськово, на гору, к кораблям. "Фортуна" была почти готова. Оставалось изготовить мачты, приладить снасти. Скинул кафтан, тут же споро взялся за работу.
  Бранта на подели не оказалось— старик простудился и отлеживался в своей избе. Под навес зашёл Еремеев, поклонился, встал у входа.
  -Ты что помалкиваешь? - Пётр не отрывался от дела. - Якоря-то не слажены.
  -Кузнец, государь, наш-то, веськовский, наторелый в ремесле якорном, помер, царство ему небесное. Он един якоря нам выделывал, в Дединово езживал якоря ладить для кораблей, - ответил Кузьма. Помолчал, пожевал губами и продолжал:- Ещё есть, но не так наметаны. Фролка Синев сказывает, прежде кошки варил в Поморье, костромич тож хвалился, будто в Нижнем Новгороде якоря ладил.
  -Завтра поутру вели разжечь угли да призови этих обоих, попытаем, да Федосейку Скляева кликни, за подручного пусть обучается.
  Ранним утром следующего дня под крышей кузни, что стояла на пригорке за Веськово, потянулся дымок. Еремеев, Скляев, Синев и костромич Степка Слепень шуровали угли. В оттепель ветра не было, и, хотя мехи надрывно сопели, все равно жару в горне было маловато. Засунутое в угли железо покраснело лишь на концах. Фролка Синев, в длинном, почти до пят фартук, чертыхался. Когда-то пришлось ему на Соломбале, лет семь назад, варить якорек для карбаса в роли подручного, позабыл многое. Он спросил голову:
  -Слышь, Еремееч, как бы того, вдруг не вспомню? Варили-то мы, чай, не якорь, кошку о четыре лапы.
  -Ничего, осмыслишь, главное, не робей, - успокоил Кузьма. - Подкинь угольев, пруты железные прогрей как след, варка лепная будет. Взвес какой изымешь?
  -Фунтов на полсотни, боле не будем.
  Приехал царь в весёлом настроении.
  Накануне вечером он внезапно появился в монастыре. Отец Дионисий приболел, но встрече обрадовался. Принёс старинные книги, и Пётр до глубокой ночи, пока не догорела свеча, восхищался морскими походами Игоря, вслед за купцами странствовал из варяг в греки...
  Пётр надел фартук, рукавицы, стал к мехам, сразу жару прибавилось заметно. Еремеев и Фрол удивленно переглянулись. Не ведали они, что в Преображенском царь не раз стоял у наковальни. Железные прутья раскалились добела. Фрол быстро вытащил из углей три прута, сжал клещами, крикнул:
  -Государь, обвязывай!
  Пётр уже держал наготове три тонких прутика. Ловко подсунул один под раскаленные прутья, согнул и закрутил втугую. Таким же образом стянул всю связку посредине и с другого конца. Синев опять сунул связку в гудящие угли, сказал Скляеву, чтоб мехами пошибче шуровал, отошёл в сторону, посмотрел на Петра. Тот, перепачканный, блеснув белками, спросил Фрола:
  - Што, ранее-то якоря ковал?
  - Однажды было, государь, в Архангельском, давно.
  - Ладно, этот мы с тобой сварим.
  Когда железо раскалилось, Фрол подал знак, Пётр выхватил связку и бросил на наковальни. Потом передал клещи Еремееву, сам схватил второй молот, стали ковать в две руки веретено - железо быстро стыло. После того приварили к веретену рога. Обедали здесь же, в кузне. В вечеру, когда солнце уже коснулось за пригорком верхушек высоких елей, приварили наконец лапы."

Царствование Петра I. Походный журнал. 1720-1725
  Первый Российский Император прожил недолгую жизнь-52 года, однако успел осуществить столько масштабных преобразований во всех сферах жизни страны, сколько хватило бы ни на одну царскую жизнь. Неутомимый, энергичный Император лично предпринял несколько военных походов, позволивших расширить границы Российского государства.
  В память о деятельном Императоре в 1855 году, по указу Александра II, в России было выпущено издание книжной серии, освещавшей походы Петра I с самого первого в 1695 году до последнего 1725 года. Серия издавалась по документам хранящихся в Главном Архиве Министерства Иностранных Дел.
  В редком фонде библиотеки им. А. И. Люкина хранится одна книга из этой серии "Царствование Петра I. Походный журнал. 1720-1725", которая включает ежедневное описание действий Императора и его окружения с 1720 по 1725 года.
  Книга представляет особую ценность для нижегородцев, так как содержит указ Петра I о строительстве и оснащении морских судов на Волге, в Нижнем Новгороде. Указ вышел после посещения Императором Нижнего Новгорода в 1722 году, во время Персидского похода. Таким образом, город принял непосредственное участие в создании военно-морского флота в России.

Чубурин, П. Земля Воронежская /П. Чубурин. – Воронеж, 1984.
  Воронеж – колыбель русского флота. Во времена Петра I Воронежу предстояло сыграть важную роль в истории нашего государства.
  В конце XVII века Русское государство начало войну с Турцией за выход в Азовское и Черное моря. При впадении Дона в Азовское море стояла турецкая крепость Азов. Первый поход Петра I с целью завоевания турецкой крепости закончился поражением – русская армия в то время не имела военно-морского флота. Тогда царь решил заложить верфь и построить такой флот в Воронеже. Строительство началось зимой 1695 года.
  Петр избрал Воронеж колыбелью российского флота, поскольку город стоял на берегу р. Воронеж, недалеко от Дона. В окрестностях росли вековые дубы и сосны, служившие материалом для строительства судов. Неподалеку залегала липецкая железная руда, из которой можно было выплавить пушки и другое оружие.
  Тысячи жителей из окрестных городов были собраны на строительство флота в Воронеж. Стук топоров стоял с утра до вечера. Царь Петр I сам руководил строительством: его высокую фигуру с топором в руках постоянно видели в гуще работ.
  Наконец наступил торжественный момент. К весне 1696 года были готовы два больших корабля и несколько десятков мелких. Так, 2 апреля 1696 года на воду была спущена большая галера «Принципиум», 26 апреля – многопушечный корабль «Апостол Петр».
  Уже летом 1696 строительство флота было закончено, и Петр I совершил второй поход против турок. Русские войска одержали победу, в результате которой Россия получила выход в Азовское море и вернула себе ранее принадлежащие земли.
  Немного позже Петр стал создавать флот и на Балтийском море, но колыбелью военно-русского флота по праву считается Воронеж. Строительство кораблей в Воронежском крае продолжалось до 1711 года.

Широкорад А.Б. Мифы и реалии Полтавской битвы / А.Б. Широкорад. – М.: АСТ, 2010. – 328 с.
  300 лет назад под Полтавой была уничтожена одна из сильнейших в мире армий. Эта битва стала поворотным пунктом Северной войны, приведшим к освобождению Восточной Европы от шведской гегемонии и возвращению России исконных земель. Именно после Полтавы Россия стала империей.
  Как и почему Карл ХII оказался в украинских степях? Чем была вызвана измена гетмана Мазепы? Как обошелся Петр I с побежденными шведами? Вот лишь немногие из вопросов, на которые отвечает в своей книге известный отечественный историк Александр Широкорад…

Юзефович, Л. Рудознатцы /Леонид Юзефович. – М.: Малыш, 1987.
  В начале XVIII века Россия стала могучей державой. В борьбе со Швецией окрепла русская армия, создан был сильный флот. Им нужны были пушки, ядра, ружья, якоря, якорные цепи и прочее снаряжение. А промышленность не могла обеспечить армию и флот всем необходимым, металл приходилось покупать за границей. Поиски железных и медных руд на Урале велись давно. Но большинство уральских заводов построено было именно в XVIII столетии. Работали на них крепостные крестьяне. Одни заводы принадлежали казне, другие — частным владельцам. Чтобы ускорить развитие горной промышленности, Пётр I некоторые заводы, построенные государством, на выгодных условиях передавал купцам. Им позволялось покупать крестьян для работы на этих заводах. Так, в 1702 г. Невьянский металлургический завод был передан богатому тульскому купцу Никите Демидову. Через полвека Демидовы владели уже десятками заводов и тысячами крепостных.
  Из заводских посёлков петровского времени выросли крупные современные города — Екатеринбург, Пермь, Нижний Тагил и многие другие.
 О том, как осваивались рудные богатства Урала под руководством государственного деятеля В.Н. Татищева, о том, как Урал стал настоящей кузницей России,— эта книга.

Эсса, Г. Огненный шар /Г. Эсса. – М., 2013.
  Случайная встреча в поезде Москва – Санкт-Петербург с необычной женщиной, забрасывает троих молодых людей в прошлое. Вместо того, чтобы попасть домой в Питер, они оказываются в начале 18 века, когда город только начинает строиться Государем Петром Алексеевичем. В силу сложившихся обстоятельств, они участвуют в событиях того времени и попадают на войну со шведами, которую вел тогда Петр Первый. Молодые люди знакомятся с дочерью одного из приближенных Государю князей и неожиданно узнают, что та самая необычная женщина, которая ехала с ними в поезде, является его родственницей. Она их возвращает обратно, в свое время, но вскоре они оказываются снова в прошлом, но в начале XX века, в разгар революционных событий 17 года. Путешествия в прошлое продолжается…
  Отрывок: ...Петр сидел в дальнем углу за столом и смотрел на карту.
  – Что, Ваше Величество, еще что-то надумал? – спросил Меньшиков.
 – Двери закрывай, ходишь, как… – крикнул Петр.
  Меньшиков оглянулся.
  – Сквозняк у тебя по избе бродит. Я вроде закрывал.
  За Меньшиковым в дом шмыгнул Ник и не успел закрыть за собой дверь, как услышал упрек царя в адрес князя. Он прижался к стене и тяжело задышал.
  – Ну, садись, коль пришел, – сказал Петр. – Вот ты мне скажи, сколько днёв надо, чтобы выстроить сие сооружение? – Он ткнул пальцем в план будущей крепости. – Что молчишь? А вы чё прикрыли рты? У вас есть толковые хлопцы, но не эти ряженые, что вертятся подле меня. Я их скоро траншеи рыть заставлю – вот потеха будет! – Петр Алексеевич встал и прошелся по избе.
  Ник стоял напротив царя и не верил своим глазам:
  «Вот это да… сам Петр Первый!… И я с ним в одной комнате… Никто ведь не поверит».
  Неожиданно Ник чихнул и замер от страха.
  – Кто будет мне сопливить, носы вытирать не стану, – сказал Петр. – Есть хорошее лекарство – порка. Мне больные здесь ни к чему.
  Ник со страхом затаил дыхание.
  – Государь, а как ты планируешь строить дальше? – с хитрецой, в своей манере, спросил Меньшиков.
  – Через год будет стоять город, – твердо ответил царь. – Березовый остров – центр. Заячий – крепость, а там дальше видно будет. Вот ты, Александр Данилович, где собираешься избу свою ставить?
  – Вдоль реки, у самого берега, но прошу заметить, государь, изба для меня – большая роскошь. Мне бы дворец или имение, на худой конец.
  – Ишь ты, какой прыткий! Имение захотел? Я, понимаешь, в избе живу, а тебе хоромы подавай… Что-то ты, милостивый князь, губу-то раскатал. Будешь жить так, как живу я. – Петр сурово взглянул на Меньшикова.
  – Да я не против, только куда же тебя приглашать буду в гости или так просто посидеть, рюмочку-другую попустить?
  – Хитрец ты, батенька, – заметил государь. – На берегу посидим. Не боись, не простудишь свою задницу.
  – Да я-то что, вот баба моя… Ты же сам знаешь их знойную натуру.
  – Будут вам дома лучше моего, не беспокойся. Тебе, князю Гагарину, Головину, Зотову. Слушай, а где этот Зотов? – спохватился царь.
  – Черт его знает, наверное, на Березовом, земли осматривает, – сказал присутствующий князь Головин.
  – Ты, князь, тоже бы меньше за мной бегал, – обратился Петр к Головину. – Большое дело задумали, помогать теперь надобно.
  Головин встал и молча поклонился.
  – Да сиди ты. Как конь, каждому слову рад услужить. Свое дело имей. Вот найди мне человек пять толковых на новое строительство. Будут они у меня там за главных. Вы же ни черта не можете, только за мной хвостом мотаться.
  Царь встал и подошел к стене, оперся рукой на то место, где стоял Ник. Ник еле успел убрать голову. Глаза Петра светились и смотрели снова на него.
  – Березов остров рубить, строить улицы, – приказал Петр. – На левом берегу строить Адмиралтейство. Строить судовые верфи. План сам сделаю, а вы выполняйте, – он резко обернулся к сидящим за столом. – Что притихли? Строительства напужались? Кто не хочет – не держу, скатертью дорожка, но чтобы потом на мои очи не попадались! Жалеть никого не стану, а в работе и себя не жалею и других заставлю как следует работать. Можете идти, – махнул Петр рукой. – Александр Данилович, ты останься. Слушай, найди мне два-три молодца толковых, чтобы в помощь мне были. Эти ряженые ни к черту. Я им, мать их так, покажу! – он ударил кулаком по столу. – Найди несколько человек, начальниками сделаю, руководить будут. Одному не потянуть.
  – Есть у меня один, – сказал Меньшиков, – он здесь, у тебя на крепости работает, я его еще с Кронштадта знаю. Хороший малый, толковый.
  – Одного мало, – сказал царь.
  – Будут еще, не сразу. Не спеши.
  – Сведи тогда.
  Меньшиков вышел на улицу и снова увидел склонившиеся головы.
  – Да хватит вам башками кивать. Егорка, где мой ученик Павлуха? А, вот ты где, иди-ка сюда, голубец, царь видеть желает. Что перепугался?
  – Да нет, дядя Саша, – ответил Павел.
  – При царе так не скажи. Распустил я вас здесь. Заходи.
  – Со здравием, Ваше Величество, – дрожащим голосом пробормотал Павел, войдя в избу.
  Царь стоял у стола, обернулся на вошедшего.
  Ник протиснулся между Меньшиковым и стеной и, подошел вплотную к Павлу.
  – Не робей, – прошептал он ему на ухо. – Покажи себя смелым и решительным.
  Павел вздрогнул от неожиданных наставлений, взглянул на Меньшикова, который ему подмигнул и подтолкнул вперед.
  – Ты кто таков? – спросил Петр.
  – Павел, – твердым голосом ответил парень.
  – Что ты, Павел, можешь?
  – Я больше по деревянным делам, государь.
  – Гробы колотить? – засмеялся царь.
  – Гробы тоже могу, но рано еще, город не выстроен.
  – Вот молодец! – Петр подошел к Павлу и взял за плечо. – Деревянных дел у нас много. Скоро верфи запустим, корабли строить начнем. Ты там пригодишься, а пока пошлю я тебя на Березовый остров лес валить, город строить, улицы для домов и площади.
  – Соглашайся, – шептал ему Ник. – Дело царь говорит.
  – А потяну ли, государь? – спросил Павел.
  – Дурак, потянешь, – не успокаивался Ник.
  – Что, боишься? Дам тебе для начала человек триста – не справишься? – Петр нахмурился.
  – Только не плачься и соглашайся, – шептал Ник.
  – Справлюсь, Ваше Величество. Для России строим, – гордо поднял голову Павел.
  – Молодец! Вот такие мне и нужны. Тащи еще, Александр Данилович, таких молодцов, чтобы за Россию грудью стояли, а имение я тебе позволю строить, только немного погодя. Сам понимаешь…

 

 

 

2     425    facebooklarger