Включить версию для слабовидящих

Курская битва азовчане

^Back To Top

Календарь праздников

Праздники России

Контакты

346780 Ростовская область

г. Азов, Петровский б-р 20 

тел.(86342) 4-49-43, 4-06-15 

E-mail: This email address is being protected from spambots. You need JavaScript enabled to view it.

 

      !!!  Новое !!!

kids

Besucherzahler
счетчик посещений
Яндекс.Метрика

Колесник, В. Путь к Берлину / В.Колесник //Азовская неделя, 2010.- С.5.- (27 мая)

   26 мая исполнилось 86 лет ветерану Великой Отечественной войны, азовчанину ИВАНУ ЕВСЕЕВИЧУ ВАКУЛЕНКО, солдату Великой Отечественной войны, который был удостоен офицерской награды - ордена Богдана Хмельницкого.
ВакуленкоКогда началась война, ему было 17, и вместе с другими тружениками тыла, жителями х. Харьковского Азовского района, Иван работал на уборке урожая, а осенью 1941 года был направлен на строительство оборонительных сооружений на окраине Азова.
    «Мы копали траншеи, строили блиндажи, рыли противотанковые рвы, - вспоминает Иван Евсеевич, - на кровавые мозоли и усталость не обращали внимания, при скудной пище держались, как могли, знали, что трудимся для победы над врагом». В ряды новобранцев он попал в июне 1942  г. и к осени оказался на Моздокском направлении. Здесь шли тяжелые бои, порой переходящие в рукопашные схватки.
      При штурме Моздока от разрыва снаряда Иван Вакуленко был контужен.
     «После лечения в тбилисском госпитале меня определили в 13-й инженерный полк, - рассказывает Иван Евсеевич, - и в июне 1943-го я стал сапером 136-го отдельного моторизованного понтонно-мостового батальона». Так ефрейтор Вакуленко приступил к строительству мостов, понтонных сооружений, оборудованию переправ, которые помогали нашим войскам форсировать реки и другие водные преграды на пути продвижения наших войск. Изготавливали инженерные заграждения, ставили минные поля, освобождали нашу землю от вражеских мин. Природная смекалка, трудолюбие, хладнокровие и выдержка сделали Ивана Евсеевича настоящим сапером.
     Все эти качества ярко проявились и в 1943 г., когда в районе Киева он принимал участие в форсировании Днепра, первым сошел с понтона на вражеский берег и занял оборону. Дальше его боевой путь пролегал по болотам Белоруссии, по речным поймам Польши, вплоть до немецкой земли.
    Особенно памятна Ивану Евсеевичу Одерская операция. Продолжая наступление на врага, наши войска должны были сходу форсировать Одер и стремительным броском двинуться на Берлин. 6 февраля 1945 г. рота под командованием капитана Клименко, в которой воевал Иван Евсеевич, работала на наводке понтонного моста через реку Одер в районе Черетц, чтобы срочно переправить на другой берег войска, орудия и артиллерийские грузы. Но немцам удалось разрушить наведенный понтонный мост. Был убит командир роты. Переправа оказалась под угрозой срыва. В этот критический момент Иван Евсеевич заметил плывущий по реке брошенный немецкий паром. Без промедления он бросился в ледяную воду и, преодолевая сильное течение, под ливневым огнем врага сумел привести четырехтонный понтон к нашему берегу и организовать переправу. В ходе этой операции солдат получил ранение, но отказался уйти с передовой.
     Командование дивизии выразило Ивану Евсеевичу благодарность за его мужество и отвагу. За находчивость и смелость, проявленные им в ходе Одерской операции, он был награжден Орденом Богдана Хмельницкого III степени - награды, которой удостаивался только высший офицерский состав.
    Последние два моста 136-й понтонно-мостовой батальон наводил на реке Шпрее в составе I-го Белорусского фронта. Это было уже в самом Берлине, метрах в четырехстах от рейхстага. По наведенному понтонерами мосту прошли пехота, танки и артиллерия, которые сразу же приступили к штурму рейхстага. Всем участникам штурма, в том числе и азовчанину Ивану Евсеевичу Вакуленко, была объявлена благодарность Верховным главнокомандующим Сталиным.
      Иван Евсеевич прошел большой и трудный боевой путь. Он воевал не только на Кавказе. Он сражался и у стен Сталинграда, и на Курской дуге. Родина по достоинству оценила боевые заслуги И.Е. Вакуленко. Он награжден орденом Славы III степени, орденами Отечественной войны II степени, орденом Богдана Хмельницкого III степени, медалями «За отвагу», «За оборону Кавказа», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».
     После войны Иван Евсеевич вернулся в родной х. Харьковский, а позже вместе с семьей переехал в Азов. На Азовском оптико-механическом заводе ветеран проработал 20 лет.
    Сегодня у Ивана Евсеевича - большая семья: трое детей, пятеро внуков и семеро правнуков. Все они поздравляют Ивана Евсеевича с днем рождения, желают здоровья, долголетия, бодрости и всего наилучшего.


Тертышник, А.И. Берег левый – берег правый /А.И. Тертышник// Новая Азовская неделя, 2005.-№ 11.- (23 марта)

   Дмитриев  Когда началась война, я работал на медеплавильном комбинате, - рассказывает ИВАН КАРПОВИЧ  ДМИТРИЕВ, который в то время находился у озера Балхаш.
     - Продукция комбината - медь - стратегическое сырье. Все работники комбината не подлежали призыву в армию.
    В 1942 году положение на фронтах ухудшилось - немцы подошли к Сталинграду. От правительства поступил приказ пересмотреть состав освобожденных от призыва в армию по различным причинам, в том числе и по броне.
    Приказ коснулся и медеплавильного комбината: 10% имеющих бронь - призвать в армию. В то время я работал инженером планового отдела. В число 10% попал и я. Меня определили в Гомельское пехотное училище, которое базировалось в Ката-Кургане (недалеко от Самарканда).
     Пять месяцев изнурительной учебы в училище. Не доучившись, получен был приказ: на фронт. Курсантов училища хорошо и тепло одели, погрузили в эшелоны и направили на защиту Ленинграда. Доехали до Куйбышева. Остановились. Ждем. Пришел другой приказ: сняли с нас теплое обмундирование и привезли под Тулу.
      Из нас, курсантов училища, сформировали два батальона. Один направили в 5-ю армию, второй - в 4-ю. Я попал в 4-ю армию резервного фронта.
     В Туле погрузили в вагоны и определили в 80-ю гвардейскую Сталинградскую дивизию. Приехали в Воронеж, расквартировали в лесах. Курсантов распределили по полкам в чине старших сержантов. От батальона осталась учебная рота.
      В мае 1943 года нас переправили в тульские леса, а оттуда мы двинулись на Курскую дугу. Дивизия расположилась во втором эшелоне Резервного фронта. После окончания Курской битвы мы пошли вперед, на запад. Шли по местам Курской битвы. Места боев представляли жуткое зрелище: сотни подбитых и сгоревших танков и самоходок. Многие наши танки шли на таран, да так вздыбленными и остались, тысячи еще не убранных трупов наших солдат и немцев.
    Под Ахтыркой немцы встретили нас контратаками. Нам очень помогли в их отражении «Катюши». Как позднее выяснилось, немцы спешили вывезти эшелоны с пшеницей. Не удалось.
      В сентябре 1943 года мы подошли к Днепру в районе Кременчуга. Наша часть получила приказ форсировать Днепр. Надувных резиновых лодок было мало, поэтому шли поиски рыбацких. Формировались боевые группы, способные к самостоятельным боевым действиям.
        Вечером в расположение 1-го батальона прибыл командир полка.
        - Первый батальон и должен   переправляться первым, — сказал он построившимся бойцам, - я буду находиться в ваших боевых порядках.   Нужны   добровольцы, чтобы зацепиться на том берегу.
        - Добровольцы, вперед! – раздалась команда командира батальона.
        Два шага сделали несколько десятков бойцов.
      - Я не сомневался, что будет много добровольцев, - сказал командир полка. – Отберите человек двадцать во главе с офицером.
      На землю опустились сумерки. Было тихо. Проваливаясь в песок, бойцы двинулись к реке. Расположились у берега, вырыли окопчики, подтянули лодки. Командир полка подошел к реке, где уже покачиваясь на волнах две рыбацкие посудины, быстро вошел в воду.
         - Кто возглавляет группу? - спросил он.
         - Лейтенант Бороздин, и со мною пятнадцать бойцов.
         - Родина   не   забудет тебя, лейтенант, и вас, товарищи.
         Командир полка пожал руку офицеру и оттолкнул лодку.
       Затаив дыхание, всматривались гвардейцы в темноту. Когда лодки достигли середины реки, тишина сентябрьской ночи взорвалась. С западного берега взмыли вверх и застыли осветительные ракеты. Стало светло, как днем. Заговорила артиллерия и минометы. Встали столбы воды. С обоих рванулись, запульсировали, расчерчивая пространство над рекой, цветные пулеметные трассы. Гребцы налегли на весла, стараясь разойтись. Одна лодка от прямого попадания взлетела вверх и скрылась с бойцами в бурлящей пучине. Другая, получив пробоину, стала наполняться водой. Никто из этой группы не вернулся.  
       Противник перенес огонь на восточный берег. Гремели взрывы. Командир полка был ранен в руку.
       - Готовьте лодки к спуску! - распорядился   командир полка.
       Вновь две лодки покачивались у берега. Бойцы взялись за весла.
       - Быстрее на середину реки!  - раздалась команда.
     Там сейчас было тише. Лодки прошли половину пути... и опять встала на дыбы вода, а когда смерч рассеялся - лодок не было.
        - Первый батальон,  в лодки! - прозвучала команда командира полка.
        - Первой отправляется лодка с комбатом и его штабом! Вперед! За Родину!
        -  Голос его тонул в грохоте боя.
       Первой отчалила штабная лодка. Под градом пуль и осколков плясали на волнах смертоносные фонтанчики. Один столб воды взметнулся совсем рядом. Лодка накренилась, стала наполняться водой. Пришлось в ход пустить котелки. Другие лодки тоже были подбиты и повернули назад.
     Минуло семь часов огромного напряжения и больших потерь. На участке другого полка события также развивались драматически, первой лодке с девятью автоматчиками находился Целак -  мой товарищ. Второе отделение возглавил сержант Комбаров, в третьей лодке - бойцы сержанта Гаранина. На середине реки в лодку Комбарова попал снаряд. Шестеро бойцов были убиты, четверых понесло течением к разрушенному мосту. Еще попадание - и ко дну пошла лодка Гаранина. До берега добралась лишь лодка Целака. Три часа горстка гвардейцев дралась в кромешном аду. Трое были убиты, остальные семеро ранены.  Фашисты  пытались захватить их живыми. Кончились патроны, гранаты, а помощи все не было...
     - Отходить к лодке!  - крикнул Целак.
     Не успели отплыть, как рядом взметнулись два водяных смерча. Лодка перевернулась и пошла ко дну.
     - Держаться за мной!  - приказал командир.
    Течение несло бойцов к мосту. С трудом закрепились на ледорезах рядом с группой Гаранина. Четверка Комбарова держалась на подорванных опорах. Здесь же находились бойцы с других затонувших лодок.
    Наши тяжелые минометы остались перед Десной, и мы - подошли к Днепру только со стрелковым оружием. На участке, где мы оказались, переправой руководил незнакомый офицер: «В лодки! Быстро!»  - скомандовал он. Мы оттолкнулись от берега и стали грести. Вокруг все кипело от пуль и осколков. Несколько мин упало рядом. Были подбиты сразу три лодки. Мы очутились в ледяной воде, вынырнули и попытались ухватиться за днище, но оно было скользким, Я оглянулся  -  кроме одного, бойцов моего расчета не было. Течение несло нас к разрушенному мосту. Оттуда кричали: «Скорее плывите к «быку», а то убьют». Ребята помогли нам закрепиться. Утром немцы установили на уцелевшей части моста пулемет, посадили снайперов. Спасло нас лишь то, что мы находились за бетонными опорами.
       Наступила ночь. Несколько бойцов пытались добраться до нашего берега. Все они были убиты. Нас хотели снять с опор, но ни одна лодка не смогла подойти. И только один раз какой-то смельчак чудом сумел сделать один рейс и забрал несколько человек, в том числе и меня.
     Остальные находились в холодной воде, без пищи, под огнем противника трое суток, пока не был захвачен плацдарм.
       Нужно было обладать большим мужеством, чтобы выдержать эти испытания.
     Подошла наша артиллерия, «Катюши» и наши части, под фашистским огнем форсировали Днепр. Под высоким обрывом правого берега командир батальона приказал мне принять роту.
    Мы закрепились на узкой полоске берега перед первой линией немецких траншей укрепленных минами и проволочными заграждениями. Немцы все время держали нас под плотным огнем. Мы окапывались, отбивали контратаки. Через два дня саперы сделали в проволочных заграждениях проходы, сняли мины.
       На рассвете третьего дня мы рванулись в атаку. Гранатами, автоматами, саперными лопатами выбивали немцев из траншей. Первую линию заняли и бросились ко второй. Завязались рукопашные схватки. Я израсходовал все свои гранаты, взял одну у товарища. В излучине траншеи находилась группа немцев. Я выдернул чеку и бросил в немцев. В этот момент пуля пробила плечо, рука повисла плетью, полилась кровь, и снова пуля - на этот раз глубоко в ногу.
       Вечером меня переправили на левый берег Днепра. Семь месяцев я находился в госпитале. Выписали. Комиссия. Прохожу врачей, от одного к другому. Все пишут «годен». Последний врач  заметил, что мое правое плечо наполовину уже левого и приказал снять гимнастерку. Я снял. Он сказал:
         - Какой же он «годен»?
      И меня комиссовали. Вернулся на Балхаш, на свой комбинат, где была и моя семья. После войны я много лет проработал начальником планового отдела на вольфрамово-молибденовых комбинатах Средней Азии, Сибири, Чехословакии, за Полярным кругом.
        Ивану Карповичу сейчас 94 года. Я слушал его, не перебивая. Иван Карпович принадлежит к поколению, которое вывело страну из аграрной до космических высот, а когда пришли враги — грудью встал на защиту Родины.

Материал подготовил А.И. Тертышник


Тертышник, А.П. От Великих Лук до Праги/ А.П.Тертышник //Новая Азовская газета, 2005.- № 8.- (2 марта)

   ВАСИЛИЙ ИВАНОВИЧ И НИНА АЛЕКСАНДРОВНА ЖЕЛТОНОЖКО прошли тяжкий военный путь от Великих Лук, Калининской области до Праги.
    ЖелтоножкоЛетом 1942 года Василий Иванович закончил военное училище, Нина Александровна — медицинский институт, и были направлены в 7-й механизированный корпус, который формировался под Москвой. Василий Иванович был зачислен в разведку, Нина Александровна — в медсанбат.
      В корпусе имелось 224 танка, 243 орудия, 641 пулемет, 10200 стрелкового оружия, дивизион «Катюш».
     В ночь на 30 сентября 1942 года корпус был переброшен на Калининский участок фронта. Здесь планировалось ликвидировать великолукскую группировку фашистов и не допустить переброску немецких войск на южные участки фронта.
      Осень пришла ранняя. Шел дождь, дороги раскисли. Машины с трудом пробивались по разбитой дороге. Солдаты рубили деревья, устраивали настилы из бревен, поднимали застрявшие машины ломами, тянули буксиром. Часто налетали немецкие самолеты, и под бомбами приходилось ложиться в грязь.
    19 октября 1942 года корпус вышел в исходный район. К тому времени мороз сковал землю, укрепились дороги. Солдатам не хватало зимнего обмундирования. Много солдат погибало от мороза.
     24 ноября началась Великолукская операция. Бои сразу приняли ожесточенный характер за каждую высоту, дзот, траншею.
     28 ноября разразилась метель. Ветер сбивал с ног, обжигал леденящим холодом. Двое суток без сна и отдыха, преодолевая заносы, проваливаясь в снег, люди  тащили на себе пулеметы, минометы, боеприпасы, толкали орудия. В такой круговерти мы вступили в бой. Продвинулись вперед, разгромили штаб армейского немецкого корпуса.
      Были окружены две группировки немцев. Замкнулось кольцо вокруг Великолукского гарнизона. 2 декабря одна из окруженных группировок была уничтожена. Напряженность боев под Великими Луками возрастала.
    19 декабря пошел мокрый снег плотный мокрый снег. Под его прикрытием немцы бросили в бой танки. 36-я танковая бригада уничтожила 20 из них. Немцы рвались к окруженным в Великих Луках, беспрерывно атаковали, бросали в бой до 60-ти танков, делали до 800 самолетовылетов в день.
      В тыл немцам была заброшена разведгруппа. Ночью она радировала о местах скопления немецких войск. По ним ударили сто пятьдесят орудий, минометов и «Катюш».
      16 января 1943 года немцы в Великих Луках были уничтожены. Тяжелые бои в наступлении, изнурительные схватки в обороне ослабили наши силы. Но ни одно подразделение немцев не было направлено на юг.
     В начале лета 1943 года 7-й механизированный корпус был переброшен на Брянский фронт. Получили пополнение в людях и технике. Предстояли бои на Курской дуге. Здесь немцы сосредоточили более 50 дивизий, в том числе 16 танковых, 900 тысяч солдат, 10 тысяч орудий.
    Наш корпус вошел в состав 3-й танковой армии. 5-го июля немцы пошли в наступление. Операция для немцев развивалась не так, как они планировали. Дезорганизацию внес наш упреждающий удар большой силы.
    19 июля 3-я танковая армия была введена в сражение. Наши части, углубившись на 10-15 километров, вышли к железной дороге Орел-Елец. Двигались мы через горящие деревни. Во многих стояли виселицы.Желтоножко Н
     В воздухе была немецкая авиация. Группами по 40-60-100 самолетов фашисты наносили массированные удары по нашим войскам. Наши части несли большие потери. Бои носили ожесточенный характер.
    - Это было какое-то кровавое месиво. Раненые поступали непрерывным потоком. Мы выбивались из сил. Немцы бомбили и медсанбат, но мы не отходили от операционных столов. Многие раненые погибали под бомбами. Не хватало медикаментов. Приходилось делать сложные операции и без наркоза, — вспоминает Нина Александровна.
     За неделю боев танкисты 3-й танковой армии сковали восемь фашистских дивизий и дали возможность 3-й и 63-й общевойсковым армиям выйти на Орел.
     Орловские дороги. Мы прошли по ним 500 километров. Днем и ночью. Там, где проходил фронт, висело желто-багровое зарево ночью. Хотелось спать. По команде «Отдых» засыпали мгновенно. Столбы пыли поднимались в небо. Палило солнце. Одолевала жажда.
      Немцы разрушали колодцы, забрасывали их трупами людей и животных, минировали. Кухни часто не поспевали за войсками. Но все это не шло ни  в какое сравнение с действиями фашистской авиации. По нескольку десятков самолетов обрушивали на нас удары большой силы. Особенно они свирепствовали против 3-й танковой армии. Только в течение 21-23 июля на армию немцы обрушили три тысячи самолетовылетов.
       5 августа был освобожден г. Орел. А 8 августа произошла новая схватка. Тяжелый бой разгорелся за высоту 271,5. Отсюда далеко просматривался наш тыл. Немцы кинули в бой здесь большое количество танков и других огневых средств. Высота несколько раз переходила из рук в руки. В течение ночи на 10 августа   наши   саперы сняли у подножия 4 тысячи мин. Немцы беспрерывно атаковали. Несмотря на яростные атаки, нашей части все же удалось отбросить фашистов.
    Тысячи наших солдат сложили головы на склонах этой высоты. Местные жители установили здесь мемориал и назвали его «Высотой танкистов». Каждый год в День Победы они приходят сюда почтить память павших на этой высоте..
     Уставший от боев и изнурительных переходов, наш корпус продолжал движение маршем в район Альпаково. Фашисты под ударами трех фронтов стали  отходить, а затем оставили Орловский плацдарм.
     Пройдут годы. Герой Советского Союза генерал А.В. Горбатов скажет: «Мне довелось участвовать во многих сражениях. 3-я армия, которой я командовал, с боями прошла от Оки до Эльбы. Но ни одна из этих битв по своему масштабу и характеру не может сравниться с битвой за Орел».
     После Курской дуги гитлеровцы решили закрепиться на Днепре. 7-й танковый корпус вышел к Днепру севернее Киева. 30 августа 1943 года развернулись бои за город Бересток. Немцы создали здесь высокую плотность огня, минировали подступы. Разведка установила, что ночью немцы заминируют оставшиеся проходы.
    С наступлением темноты к немецким позициям ушли разведчики, в числе которых был и сержант Овчинников, хорошо знавший немецкий язык. Немцы ужинали. Вскоре из землянки вышел немец с котелками и, тихо напевая, пошел по тропинке к ручью, разведчик пополз за ним. Немец мыл котелки.
       — Гутен абенд, — приветствовал его сержант.
      —      Гутен абенд, — ответил фашист, не оборачиваясь, продолжая мыть котелки.
      —      Хватит, кончай! Пошли со мной! — приказал разведчик. Немец оглянулся.
      —      Рус? — с ужасом прошептал он.
      —      Да, русский! Ну, быстрее!
      Гитлеровец потянулся рукой к пистолету. Овчинников вскинул автомат:
      —      Хенде хох! Вперед!
       Немец поднял мокрые руки и поплелся впереди разведчика.
      Перед городом Нежин немцы создали крупную группировку, стараясь остановить наступление советских войск. 14 сентября немцы сделали 1500 самолетовылетов на наши войска. 15 сентября после ожесточенных боев г. Нежин был освобожден. Несколько бригад корпуса получили наименование Нежинских.
     В освобожденном селе Козары немцы сожгли больше четырех тысяч жителей. Священник указал немцам на пряжки их ремней, на которых написано по-немецки: «С нами бог». Немцы застрелили его и бросили в горящую церковь.
       С 22 сентября по 28 октября 1943 года на днепровских плацдармах шли ожесточенные бои. В начале ноября Киев освободили.
     В октябре 1943 года корпус был выведен в резерв Главного командования. В ноябре 1944 был на фронте, на берлинском направлении.
   Ожесточенные бои шли с окруженной группировкой в г. Бреслау. В этих боях для ликвидации противника, прорвавшегося в один из населенных пунктов в нашем тылу, комбриг Грищенко направил три танка и разведроту на бронетранспортерах под командованием лейтенанта Василия Желтоножко. Стремительным ударом гвардейцы выбили немцев из населенного пункта и захватили пленных. В схватке был ранен водитель бронетранспортера, и Василий Иванович сел за руль и вывел машину из-под огня.
         7-й механизированный корпус также участвовал в освобождении Праги.
       Нина Александровна — отличный хирург, у нее более десяти правительственных наград, в том числе медаль «За отвагу».
      Василий Иванович награжден двадцатью пятью правительственными наградами, в том числе высшим боевым орденом — орденом Красного Знамени.
      После войны Василий Иванович окончил военную академию и во многих городах Советского Союза работал военным комиссаром. Долгое время Василий Желтоножко возглавлял военный комиссариат города Азова и Азовского района. Сейчас Василий Иванович на заслуженном отдыхе. Полковник. Жизнь без остатка отдана служению Родине.

Материал подготовил А.П. Тертышник.

Тертышник, А. С «Катюшей» до Рейхстага: воспоминания Евгения Петровича Милованова /А. Тертышник // Новая азовская газета. - 2005. - 16 марта(№10). - С.8.

 Милованов Е.П. С катюшей  до рейхстага В Москве в 1942 году была сформирована бригада реактивных минометов - «катюш». В составе бригады были и восемь комсомольцев - азовчан. Как они начинали и воевали, рассказывает ЕВГЕНИЙ ПЕТРОВИЧ МИЛОВАНОВ:
    - К началу 1942 года было сконструировано два вида реактивных установок: М-16 «Катюши» и более мощные М-31. В начале октября 1942 года бригада своим ходом вышла под Ржев. Осваивали технику по пути.

   Бои под Ржевом были тяжелые - сплошные болота, причем немцы сидели в укрепленных селах, а мы – болоте. В тех боях мы потеряли восемь дивизионов из десяти. На этих болотах под Ржевом был ранен и я, но в госпиталь не попал. После боев за Ржев мы получили пополнение в людях и технике.15 ноября 1942 года бригада была переброшена под Сталинград.
    Бои в Сталинграде в это время достигли апогея. Немцам удалось овладеть значительной частью города южнее река Царица и на широком участке выйти к Волге. Наступила минута, когда могло показаться, что защищать Сталинград далее невозможно. На отдельных участках оборона наших войск в глубину не превышала двух-трех километров, она насквозь простреливалась артиллерией.
   В дымящихся развалинах огромного города шел бой не на жизнь, а на смерть. Рушились стены, горела разлившаяся по Волге нефть. Визг пикирующих бомбардировщиков смешивался со скрежетом танков. Тысячи разрывов сливались в сплошной рев, и порой казалось почти немыслимым, что человек может выжить в этом море огня.
   Осенью 1942 года ожесточенные бои разгорелись на заводские поселки. Немцы подтянули сюда 12 свежих дивизий. Ширина полосы обороны армии генерала Чуйкова сократилась до 25 километров, а глубина не превышала нескольких сот метров. Люди были утомлены непрерывными боями, раненных не успевали эвакуировать. Но непоколебимо держали оборону воины Сталинграда. Ничем не измерить их стойкость, выдержку и мужество.
   15 ноября 1942 года наша бригада реактивных установок прибыла под Сталинград, а 19 ноября мы дали первый залп по немецкой обороне.
   К тому времени началось окружение немецкой группировки под Сталинградом. Фашисты бросились выручать окруженную группировку. Мы вели непрерывные бои с танками фашистов. Уже после того, как кольцо окружения замкнулось, перед нами оказалась крупная группировка фашистских танков и пехоты.
   Два полка «Катюш» и бригада наших тяжелых реактивных минометов накрыли это скопление. Море огня. Никто не ушел живым. Многие тысячи пленных. Это были не люди-тени, в тоненьких шинелишках и пилотках, они бродили толпами среди брошенного оружия при тридцатиградусном морозе и замерзали.

   После Сталинграда мы получили новую технику, пополнение и были переброшены в район Курской дуги.
  Так повелось, что на всех фронтах артподготовку начинали «Катюши». На Курской дуге мы били по скоплениям немецких танков и пехоты. Особенно ожесточенные бои шли под деревней Прохоровка. Бои были ужасающими и на земле, и в воздухе. Приходилось вести огонь прямой наводкой. У нас были потери и в людях, и в машинах.
   После Курской дуги мы были направлены на Киевское направление. Бои здесь шли очень тяжелые. Освободили Киев, Житомир, Бердичев.
   В мае 1944 года мы участвовали в снятии блокады Ленинграда со стороны Карельского перешейка. Здесь встретили сопротивление финнов в уцелевших дотах линии Маннергейма. Были такие доты, в которых размещалось по несколько тысяч солдат. Дошли до Выборга, и финны капитулировали.
    В декабре месяце мы наВислинскомплацдарме, а 17 января 1945 года Варшава была освобождена. Мы двигались к Берлину-логову зверя - и вышли к Франкфурту-на-Одере.
    21 апреля были уже у Берлина. Город горел. Наши боевые машиныпобатарейно, а иногда отдельными взводами вели залповый огонь по скоплениям фашистов. Особенно трудно было нашим танкистам пробиваться через перекрестки, где засели немцы сфауст-патронами.
    Для подавления этих засад была организована штурмовая группа из 60 человек, в которую входил и я. Мы в домах на вторых этажах на подоконниках ставили ящик с ракетой, нацеливали не засевших фашистов, подключали ракету к подрывной машинке, пускали ее и подрывали дом с фашистами (вес ракеты 96 кг.) Путь танкистам был свободен.
   30 апреля мы были у Бранденбургских ворот. Наша цель-Рейхстаг. Гарнизон составлял несколько тысяч фашистов. Бои за Рейхстаг завязались еще 29 апреля и носили ожесточенный характер. Выпустить ракету по Рейхстагу предоставлялось как поощрение.
   Рейхстаг - логово страшного зверя в развалинах. Неописуемая радость охватила нас. Мы ликовали. Позади страшно тяжелый кровавый путь войны. Мы победили! На стенах Рейхстага от пола до потолка мы оставили свои автографы. «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет!»
   Я слушал Евгения Петровича и мысленно представлял его боевой путь от болот под Ржевом до Рейхстага. Он участвовал во многих решающих битвах Великой Отечественной войны, восхищался его ясной памятью о тех далеких теперь годах. Сколько тяжких военных дорог! Сколько отваги и мужества за плечами этого скромного человека! За боевые заслуги Евгений Павлович награжден орденами Отечественной войны, Красной Звезды, четырьмя медалями «За отвагу».


Рычагова, Е. Судьба сохранила в войну /Е.Рычагова //Азовская неделя, 2013.- № 11.- С.4.-(14 марта)

  Шевцов  Сколько вам, дорогие читатели, доводилось жить если не в одном доме, то хотя бы на одной и той же улице? Азовчанин, фронтовик ЛЕОНИД СЕРГЕЕВИЧ ШЕВЦОВ верен улице Кирова всю жизнь. 18 марта ему исполнится 95 лет!
  Он живёт в маленьком уютном домике, который в 1950-е годы, помыкавшись с семьёй по съёмным квартирам, купил и сам достроил. Живет в компании добродушной собаки-сторожа и кошки "счастливой" трёхцветной окраски. И его детство с юностью, так уж вышло, прошли в этой части города...
   Здесь он родился в бедной рабочей семье, закончил семь классов, отсюда был призван в Армию в 1938-м году, сюда вернулся в 1940-м, а через год был мобилизован на фронт.
  Леонид Сергеевич прошёл почти всю войну. Боевой путь начал на Кавказе. Служил в пехоте, шофёром у бронебойщиков - отделение ПТР, и танкистов. Возил запчасти, снаряды. И до сих пор с уважением отзывается о легендарном Т-34 и с долей презрения - о "никуда не годившихся" маленьких американских танках, поступавших к нам в рамках лендлиза. Был командиром отделения шофёров, с марта 1945-го вошёл в мостовосстановительный отряд. Домой вернулся только зимой.
    Л.С. Шевцов – участник Сталинградской битвы и сражения на Курской дуге. Какая-то сила хранила его в адском пекле войны, где погибали сотни тысяч!.. "Очень тяжело было", - раз за разом вздыхает Леонид Сергеевич, вспоминая бои на Курской дуге. Когда же речь заходит о Сталинграде, старый солдат вновь качает головой - сколько было пленных фашистов!
     Они выходили бесконечной вереницей из огромного здания в утеплённых соломой головных уборах и обуви.
    А позже как-то наш герой со своими товарищами попал на немецкий склад. "У нас от увиденного разум помутился, - рассказывает Л.С. Шевцов. - Это было настоящее богатство: сапоги из хорошей кожи, с добротной подошвой, ботинки, одежда. Что-то мы прихватили с собой, однако, носить не решались, думали, что будем как немцы ходить. А потом трофеи отобрало военное начальство".
     В 1942 году Л.С. Шевцова ранило разрывной пулей в колено - два месяца пролежал в госпитале, после чего бойца комиссовали. За ратный подвиг Леонид Сергеевич Шевцов награждён медалями "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией", "За боевые заслуги". Победу встретил под Киевом.
     Перед войной Леонид Сергеевич освоил две профессии - токаря и шофёра. Вернувшись с фронта, всю трудовую жизнь провёл за баранкой автомобиля. "Ничего в жизни даром не давалось", - говорит. Он ветеран труда, работал в гортопе, на водоканале. Вместе с супругой вырастили двух дочерей, есть внуки и уже правнуки.
     В день рождения к Леониду Сергеевичу обязательно пожалуют гости. Мы присоединяемся ко всем поздравлениям, что прозвучат в честь юбилея нашего замечательного земляка. Пусть весна, подарившая Л.С.Шевцову жизнь и Победу, вдохнёт в него новые силы, согреет сердце ветерана солнечным теплом! Здоровья Вам, Леонид Сергеевич, долгих лет жизни, мира и благополучия.

Елена РЫЧАГОВА. Фото автора.

2     425    facebooklarger